Книга Сумеречный дозор читать онлайн


Глава 2

Завулон ухмылялся. Было видно, что словам Эдгара он не верит ни на йоту.

А Гесер, похоже, разозлился. Немудрено. Вначале я его доставал «Фуараном», теперь – Инквизитор.

– Уважаемый… европейский инспектор, осле короткой паузы шеф нашел все-таки в меру язвительное обращение. – Я не менее вашего увлекаюсь мифологией. В среде ведьм рассказы о «Фуаран» очень распространены., но ты прекрасно понимаем – это лишь попытка придать больше блеска своей… касте. Точно такие же фольклорные мотивы есть у оборотней, у вампиров, у прочих Иных, нолей судьбы играющих подчиненную роль в обществе. Но перед нами реальная проблема и углубляться в дебри древних суеверий…

Эдгар оборвал его:

– Я понимаю вашу точку зрения, Гесер. Но дело в том, что два часа назад Витезслав связался со мной, позвонив по мобильному телефону. Он проверял вещи Арины и наткнулся на тайник. В общем… Витезелав был очень возбужден. Он сказал, что в тайнике лежит книга «Фуаран». Что она настоящая. Я… должен признать, что я отнесся к этому скептически. Витезслав – натура увлекающаяся.

Гесер скептически покачал головой.

– Я не сразу прибыл сюда, – продолжал Эдгар. – Тем более, Витезслав сказал, что вызывает сотрудников Инквизиции из оцепления.

– Он чего-то боялся? – резко спросил Завулон.

– Витезслав? Не думаю, что чего-то конкретного. Но это стандартная процедура при обнаружении артефактов такой силы. Я закончил обход постов и как раз разговаривал с Константином, когда наши сотрудники доложили, что заняли оцепление вокруг дома, но присутствия Витезслава не ощущают. Я велел им зайти в дом. Они сообщили, что в доме тоже никого нет. Тут я… – Эдгар замялся, – несколько растерялся. К чему бы Витезславу таиться от коллег? Я взял Костю, мы как можно быстрее прибыли сюда. Это заняло около сорока минут, мы не хотели идти через Сумрак, потому что от нас могли потребоваться все силы, а качественно провесить портал сотрудники не сумели, здесь слишком много магических артефактов…

– Понятно, – сказал Гесер. – Дальше.

– Оцепление стояло у дома, двое сотрудников дежурили внутри. Вместе с ними мы вошли в тайник и обнаружили останки Витезслава.

– Как долго Витезслав оставался без охраны? – спросил Гесер. Все так же недоверчиво, но уже с ноткой интереса.

– Около часа.

– И еще сорок минут инквизиторы охраняли его труп. Их шестеро, четвертого и третьего уровня Силы, – Гесер поморщился. – Сильный маг способен был пройти мимо.

– Вряд ли, – Эдгар покачал головой. – Да, у них четвертый-третий уровень, лишь у Романа – второй с натяжкой, но они снабжены нашими сторожевыми амулетами. Не прошел бы даже Великий.

– Значит, убийца побывал здесь до их появления?

– Скорее всего, – подтвердил Эдгар.

– Маг, достаточно сильный, чтобы быстро убить Высшего вампира… – Гесер покачал головой. – У меня только одна кандидатура.

– Ведьма, – пробормотал Эавулон. – Если у нее и впрямь был «Фуаран», то она могла вернуться за ним.

– Вначале бросила, а потом вернулась? – воскликнула Светлана. Я понял, что она пытается защитить Арину. – Это нелогично!

– Мы с Антоном преследовали ее, – простодушно ответил Эдгар. – Она убегала в панике. Видимо, не бросилась сразу в бега, как мы предполагали, а затаилась поблизости. Ну а когда Витезслав нашел книгу – почувствовала это и запаниковала.

Гесер мрачно посмотрел на нас со Светланой. Но ничего не сказал.

– А может быть, Витезслав погиб сам по себе? – не сдавалась Светлана. – Нашел книгу, попробовал сотворить какое-то заклинание из нее… и погиб. Ведь известны такие случаи!

– Ага, – съязвил Завулон. – Тем временен у книги отросли ножки и она убежала.

– Не стал бы исключать и такую версию, – теперь уже Гесер вступился за Светлану. – Могли и отрасти. Могла и убежать.

Наступила тишина и в этой тишине особенно громко прозвучал смешок Завулона:

– Надо же! Мы верим в «Фуаран»?

– Я верю в то, что кто-то с легкостью убил Высшего Вамлира, – сказал Гесер. – И этот кто-то не страшится ни Дозоров, ни Инквизиции. Сам факт этого требует быстрого и эффективного расследования. Не находите, коллега?

Завулон неохотно кивнул.

– Если же допустить, хоть на миг, что здесь и впрямь был «Фуаран»… – Гесер покачал головой. – Если все слухи об этой книге правдивы…

Завулон снова кивнул.

Оба Великих замерли, глядя друг на друга. То ли просто в гляделки играли, то ли несмотря на все защиты ухитрились вести какой-то магический разговор.

Я же подошел к останкам вампира, присел на корточки.

Неприятный тип. Даже для вампира – неприятный.

И все-таки свой.

Иной.

За моей спиной Эдгар бубнил что-то о необходимости подтянуть свежие силы, о том, что поимка Арины теперь стала жизненно необходимой. Не повезло ведьме. Одно дело – нарушение Договора, пусть и масштабное, но давнее. Другое – убийство Инквизитора.

И все факты против нее. Кто еще был настолько силен, чтобы завалить Высшего вампира?

Но я почему-то не верил в вину Арины…

Останки Витезслава почему-то не вызывали ни малейшего отвращения. Видимо, в нем уже совсем не оставалось ничего человеческого, даже от костей не было следа. Серый прах, похожий на пепел от сыроватой сигареты, хранящий форму, но совершенно однородный по структуре. Я коснулся того, в чем смутно угадывался сжатый кулак – и совсем не удивился, когда пепел рассыпался, освобождая скомканный белый листок.

– Записка, – сказал я. Наступила гробовая тишина. Поскольку возражений не было, я взял листок, развернул и прочитал. Лишь после этого посмотрел на магов.

Лица у всея были такие напряженные, будто они ожидали услышать: «Витезслав перед смертью написал имя убийцы… это вы!»

– Это не Витезслав писал, – сказал я. – Это почерк Арины, она мне объяснительную писала…

– Читай, – потребовал Эдгар.

– «Господа Инквизиторы!» – громко прочел я.

– «Если вы это читаете, значит – припомнили старое, не успокоились. Предлагаю решить дело миром. Вы получаете книгу, которую искали. Я получаю прощение».

– Искали, значит? – очень спокойно спросил Гесер.

– Инквизиция ищет все артефакты, – спокойно ответил Эдгар. – В том числе и те, которые относятся к разряду мифических.

– Получила бы она прощение? – вдруг спросила Светлана.

Эдгар недовольно посмотрел на нее, но ответил:

– Если бы здесь лежал «Фуаран»? Не я решаю, но, вероятно, да. Если это настоящий «Фуаран».

– Теперь я склонен думать, что он настоящий… – тихо сказал Гесер. – Эдгар, я хотел бы посоветоваться со своими сотрудниками.

Эдгар лишь развел руками. Возможно ему не слишком-то хотелось оставаться наедине с Завулоном и Костей, но лицо инквизитора осталось невозмутимым. Вслед за Гесером. мы со Светланой вышли из тайника.

Инквизиторы встретили нас такими подозрительными взглядами, будто подозревали, что мы убили всех Темных. Гесера это не смутило.

– Мы удаляемся на совещание, – небрежно сказал он, направляясь к двери. Инквизиторы переглянулись, но спорить не стали – лишь один направился к тайнику. Но мы уже вышли из домика ведьмы.

Здесь, в гуще леса, казалось, что утро еще и не наступило. Стояла таинственная полутьма, будто в самый ранний рассветный час. Я с удивлением посмотрел вверх – и заметил, что небо действительно неестественно серое, словно сквозь темные очки. Видимо, так проявлялась в нашем мире магическая защита, наложенная Инквизиторами.

– Все рушится… – пробормотал Гесер. – Все неладно…

Его взгляд перебегал с меня на Светлану – и обратно. Будто он не мог решиться, кто из нас ему сейчас нужен.

– Там действительно была «Фуаран»? – спросила Светлана.

– Видимо, да. Видимо, книга существует, – Гесер скривился. – Как неладно… как плохо…

– Придется найти ведьму, – сказала Светлана. – Если хотите…

Гесер покачал головой.

– Нет, не хочу. Арина должна уйти.

– Понимаю, – я взял Светлану за руку. – Если Арину схватят, то она может признаться, кто был тот Светлый…

– Арина не знает, кто был тот Светлый, – прервал меня Гесер. – Тот Светлый приходил к ней в маске. Она может подозревать, догадываться, может быть убеждена – но ни единого факта у нее нет. Дело в другом…

И тут я все понял.

– Фуаран?

Гесер кивнул:

– Да. Поэтому я прошу вас…

Он не закончил – я быстро сказал:

– Мы не знаем, где Арина. Верно, Света?

Светлана нахмурилась, но кивнула.

– Спасибо, – сказал Гесер. – Это первое. Теперь о втором. Книгу «Фуаран» надо найти. Любой ценой. Вероятно, будет сформирован поисковый отряд. Я хочу, чтобы от нас в него вошел Антон.

– Я сильнее, – тихо сказала Светлана.

– Это уже не играет никакой роли, – Гесер покачал головой. – Совершенно никакой. Светлана, ты будешь мне нужна здесь.

– Зачем? – насторожилась Светлана.

Секунду Гесер колебался. А потом сказал:

– Чтобы в случае необходимости инициировать Надю.

– Да ты спятил, – ледяным голосом сказала Светлана. – В ее возрасте и с ее Силой нельзя становиться Иной!

– Может случиться так, что у нас не будет выхода, – пробормотал Гесер. – Светлана, решать тебе. Я лишь прошу, чтобы ты оставалась рядом с ребенком.

– Не сомневайся, – отрезала Светлана. – Глаз с нее не сведу.

– Вот и здорово, – Гесер улыбнулся и шагнул обратно к двери. – Заходите, сейчас начнется наш совет в Филях.

Едва за ним закрылась дверь, как Светлана обернулась ко мне. Требовательно спросила:

– Ты что-либо понимаешь?

Я кивнул:

– Гесер не мог разыскать своего сына. Он действительно был всего лишь человеком! А Иным стал совсем недавно.

– Арина?

– Похоже. Вышла из спячки, осмотрелась. Выяснила, кто и где теперь главный…

– И пользуясь «Фуараном» тайком сделала Гесеру подарочек? Превратила его сына в Иного? – Светлана пожала плечами. – Да не может быть, зачем ей это? Неужели они настолько дружны?

– Как зачем? Теперь Гесер приложит все усилия, чтобы Арину не нашли. Она подстраховалась, понимаешь?

Светлана прищурилась. Кивнула:

– Слушай, а как же Дневной Дозор…

– Откуда мы знаем, что она предприняла в отношении Завулона? – я пожал плечами. – Почему-то мне кажется, что и Дневной Дозор не проявит излишнего рвения в поисках ведьмы.

– Вот хитрая карга, – беззлобно сказала Светлана. – Зря я недооценивала ведьм. А про Надю ты понял?

Я покачал головой.

Сказанное Гесером и впрямь было полнейшей чушью. Иногда детей-Иных инициировали в возрасте пяти-шести лет, но никак не раньше. Ребенок, получивший способности Иного и неспособный толком их контролировать – это ходячая бомба. Тем более, такой сильный Иной, как Надюшка. Даже сам Гесер будет неспособен ее остановить, если девочка расшалится и начнет использовать свою Силу.

Нет, слова Гесера просто не укладывались в голове!

– Я ему ноги выдерну и вместо рук вставлю, – совершенно спокойно пообещала Светлана. – Пусть только заикнется еще раз, что Надю надо инициировать. Ну что, пошли?

Взявшись за руки – очень хотелось сейчас быть ближе друг к другу, мы вернулись в дом.

Инквизиторы, волей случал оказавшиеся приобщенными к тайне, были опять поставлены в оцепление вокруг дома. А наша шестерка сидела за столом.

Гесер пил чай. Заварил он его сам, используя не только заварку, но и травки из обильных ведьмовских запасов. Взял чашку и я. Чай пах мятой и можжевельником, был горьким и пряным, но бодрил. Больше никто чаем не соблазнился – Светлана вежливо попробовала и отставила чашку.

Записка лежала на столе.

– Двадцать два – двадцать три часа назад, – глядя на бумажку, сказал Завулон. – Она написала записку перед вашим визитом… Инквизитор.

Эдгар кивнул. Неохотно добавил:

– Возможно… возможно даже, что во время нашего визита. Нам было трудно ее преследовать в глубине Сумрака, у нее вполне оставалось время собраться и написать записку.

– Тогда у нас нет оснований подозревать ведьму, – пробормотал Завулон. – Она оставила книгу, чтобы откупиться. Возвращаться за ней и убивать Инквизитора у Арины не было никаких причин.

– Согласен, – кивнул Гесер, помедлив.

– Поразительное единомыслие Темных и Светлых… – сказал Эдгар. – Вы меня пугаете, господа.

– Не время для разногласий, – ответил Завулон. – Надо найти убийцу и книгу.

Определенно, у него были свои резоны защищать Арину!

– Хорошо, – Эдгар кивнул. – Возвращаемся к началу. Витезслав звонит мне, сообщает про «Фуаран». Разговор никто не слышал.

– Все разговоры по мобильным телефонам прослушиваются и записываются… – вставил я.

– Что ты предполагаешь, Антон? – Эдгар с иронией посмотрел на меня. – Людские спецслужбы ведут разработку против Иных? И услышав про книгу немедленно отправили сюда агента? И этот агент убил Высшего Вампира?

– Антон не так уж и не прав, – встал на мою защиту Гесер. – Вы же знаете, Эдгар, что каждый год нам приходится пресекать человеческие действия, направленные на наше обнаружение. И про спецотделы секретных служб знаете…

– Там есть наши, – возразил Эдгар. – Но даже если предположить, что опять ведутся поиски Иных, что произошла утечка информации, то смерть Витезслава остается загадкой. Никакой Джеймс Бонд к нему незамеченным бы не подкрался.

– Кто такой Джеймс Бонд? – заинтересовался Завулон.

– Это из области мифологии, – усмехнулся Гесер. – Современной мифологии. Господа, давайте не будем тратить время попусту. Ситуация вполне ясна – Витезслава убил Иной. Сильный Иной. И, скорее всего, тот, кому Инквизитор доверял.

– Никому он не доверял, даже мне, – пробормотал Эдгар. – Подозрительность у вампиров в крови… извините за каламбур.

Никто не улыбнулся. Костя хмуро покосился на Эдгара, но смолчал.

– Предлагаешь всем присутствующим проверить память? – любезно уточнил Гесер.

– А согласитесь? – заинтересовался Эдгар.

– Нет, – отрезал Гесер. – Я ценю работу Инквизиции, но есть же определенные рамки!

– Тогда мы в тупике, – Эдгар развел руками. – Господа, если вы не пойдете на сотрудничество…

Светлана деликатно кашлянула. Спросила:

– Можно мне?

– Да, да, разумеется, – Эдгар любезно кивнул.

– Мне кажется, мы идем не по тому пути, – сказала Светлана. – Вы решили, что надо найти убийцу – тогда найдем и книгу. Все верно, но убийца нам неизвестен. А давайте попробуем найти книгу? И через «Фуаран» выйдем на убийцу.

– И как ты будешь искать книгу, Светлая? – с иронией спросил Завулон. – Позовешь Джеймса Бонда?

Светлана протянула руку и осторожно коснулась записки Арины.

– Вот… как я понимаю, ведьма положила ее на книгу. Или даже заложила между страниц. Какое-то время эти две вещи были рядом, а книга сама по себе вещь магическая и могущественная. Если вызвать подобие… знаете, как начинающих магов учат…

Под взглядами Высших она засмущалась и начала сбиваться. Но и Завулон, и Гесер смотрели на Светлану с одобрением.

– Есть, есть такая магия, – пробормотал Гесер. – Как же, помню… украли однажды коня, осталась у меня только уздечка…

Он замолчал. Покосился на Завулона. И очень дружелюбно предложил:

– Прошу вас, Темный. Создайте подобие!

– Предпочитаю, чтобы это сделали вы, – не менее любезно сказал Завулон. – Не будет лишних подозрений в неискренности.

Что-то было не так! Но что…

– Ну, тогда, как говорится в народе, «доносчику – первый кнут»! – весело отозвался Гесер. – Светлана, твоя идея принята. Работай.

Светлана смущенно посмотрела на Гесера:

– Борис Игнатьевич… простите, это такие простые действия… я давно уже их не совершала. Может быть, попросить кого-то из младших магов?

Вот оно в чем дело… Азы магии, которым учат начинающих Иных, для Великих оказались не под силу. Они растерялись – растерялись, будто академики, которым предложили перемножить числа в столбик и заполнить прописи красивыми ровными палочками!

– Позвольте мне, – сказал я. И, не дожидаясь ответа, протянул руку к записке. Прищурился, чтобы тень от ресниц упала на глаза, посмотрел сквозь Сумрак на серый листок бумаги. Представил себе книгу – толстый томик в переплете из человеческой кожи, дневник проклятой людьми и Иными ведьмы…

Образ начал медленно проявляться. Книга оказалась почти такой, как я ее себе и представил, только уголки переплета были закованы в золотистые металлические треугольники. Видимо, уже более позднее добавление, кто-то из хозяев «Фуарана» позаботился о его сохранности.

– Вот она какая! – с живейшим интересом сказал Гесер. – И впрямь, и впрямь…

Маги привстали, наклонились над столом, разглядывая видимый лишь Иным образ книги. Бумажка слегка подергивалась на столе, будто от сквозняка.

– А открыть ее нельзя? – спросил Костя.

– Нет, это только образ, он не несет в себе внутренней сути вещи… – дружелюбно сказал Гесер. – Давай, Антон. Фиксируй… и придумай какой-нибудь поисковый механизм.

Зафиксировать образ книги мне удалось без труда. А вот придумывать поисковый механизм я был решительно не готов. В конце концов я остановился на гротескном подобии компаса – огромном, размером с тарелку, с крутящейся на оси стрелкой. Один конец стрелки светился ярче – он и должен был указывать на «Фуаран».

– Добавь энергии, – попросил Гесер. – Пусть поработает хотя бы неделю… мало ли.

Я добавил.

И, совершенно вымотанный, но довольный, расслабился.

Мы смотрели на повисший в Сумраке «компас». Стрелка указывала прямо на Завулона.

– Это шутка, Городецкий? – поинтересовался Завулон. Поднялся, отошел в сторону.

Стрелка не шелохнулась.

– Хорошо, – довольно произнес Гесер. – Эдгар, пусть все твои сотрудники вернутся.

Эдгар быстро прошел к дверям, позвал – и вернулся к столу.

Один за другим Инквизиторы входили в комнату. Стрелка не шевелилась. Смотрела в пустоту.

– Что и требовалось доказать, – произнес Эдгар успокоено. – Никто из присутствующих в краже книги не замешан.

– Подрагивает, – вглядываясь в компас, сказал Завулон. – Стрелочка-то подрагивает. А поскольку ножек мы у книги не заметили…

Он рассмеялся нехорошим, злым смехом. Похлопал Эдгара по плечу, спросил: – Ну что, старый товарищ? Помощь в задержании тебе нужна?

Эдгар тоже внимательно смотрел на компас. Потом спросил:

– Антон, какова точность прибора?

– Боюсь, невысокая, – признался я. – Все-таки след книги был очень слабый.

– Точность! – повторил Эдгар.

– Метров сто, – предположил я. – Может быть, пятьдесят. Как я понимаю, ближе сигнал будет слишком силен и стрелка начнет беспорядочно крутиться. Извините.

– Не переживай, Антон, ты все сделал правильно, – похвалил меня Гесер. – С такой слабой зацепкой никто не сработал бы лучше. Сто метров, так сто… Расстояние до цели можешь определить?

– Приблизительно, по яркости свечения… Километров сто десять – сто двадцать.

Гесер нахмурился:

– Книга уже в Москве. Теряем время, господа. Эдгар!

Инквизитор опустил руку в карман, достал желтовато-белый костяной шарик. На вид – как обычный шар от американского бильярда, только чуть меньше и по поверхности выгравированы в беспорядке непонятные пиктограммы. Сжав шарик в руках, Эдгар сосредоточился.

Через мгновение я почувствовал, как что-то меняется. Словно бы до того в воздухе висела неуловимая глазом, но ощутимая пелена – а вот сейчас она исчезает, сжимается, всасывается в костяной шарик…

– Не знал, что у Инквизиции еще остались минойские сферы, – сказал Гесер.

– Никаких комментариев, – Эдгар, довольный эффектом, улыбнулся. – Все, барьер снят. Провешивайте портал. Великие!

Разумеется. Прямой портал, без навешенных на «той стороне» ориентиров – это задачка для Высших. Эдгар либо не мог это сделать, либо берег силы…

Гесер покосился на Завулона. Спросил:

– Снова доверите мне?

Завулон молча провел рукой – и в воздухе открылся сочащийся тьмой провал. Завулон шагнул в него первым, за ним, сделав нам знак двигаться следом, Гесер. Я взял драгоценную записку Арины вместе с невидимым магическим компасом – и пошел за Светланой.

Несмотря на разницу внешнего вида, внутри портал выглядел точно так же. Молочный туман, ощущение быстрого движения, полная потеря чувства времени. Я попытался сосредоточиться – сейчас мы окажемся рядом с преступником, убийцей Высшего вампира. Конечно, нас возглавляют Гесер и Завулон; разве что опытом, но не силой уступает им Светлана; Костя пусть и молодой, но все-таки Высший; да еще и Эдгар со своей командой и полными карманами инквизиторских артефактов. И все-таки схватка могла оказаться смертельно опасной.

Но в следующий миг я понял, что схватки не будет.

Во всяком случае, немедленной схватки.

Мы стояли на железнодорожной платформе Казанского вокзала. Рядом с нами никого не было – люди чувствуют, когда поблизости открывается портал и непроизвольно отходят в сторону. Но вот вокруг царило столпотворение, которое даже в Москве можно застать только летом и на вокзале. Люди шли к электричкам, люди сходили с поездов и волокли багаж, люди покуривали у табло, в ожидании, пока объявят из поезд, люди пили пиво и лимонад, ели чудовищные вокзальные пирожки и не менее подозрительную шаурму. Наверное, не меньше двух-трех тысяч человек сейчас находилось в радиусе ста метров.

Я посмотрел на призрачный «компас» – стрелка лениво вращалась.

– Срочно требуется Золушка, – сказал Гесер, озираясь. – Надо найти маковое зернышко в мешке проса.

Один за другим рядом с нами появлялись Инквизиторы. Лицо Эдгара, уже собравшегося и приготовившегося к жестокой схватке, стало растерянным.

– Он пытается скрыться.. – сказал Завулон. – Прекрасно, прекрасно…

Но и его лицо особой радости не выражало.

К нашей группе приблизилась какая-то заполошеная женщина с полосатыми клеенчатыми сумками на тележке. На потном красном лице была написана решимость, доступная лишь русской женщине. работающей «челноком» и кормящей мужа-охламона и трех-четырех детей.

– Ульяновский не объявляли, нет? – поинтересовалась она.

Светлана на миг закрыла глаза и ответила:

– Подадут на первый путь через шесть минут, отправится с опозданием на три минуты.

– Спасибо, – ничуть не удивившись точности ответа, женщина двинулась к первой платформе.

– Все это очень мило, Светлана, – пробормотал Гесер. – А какие предложения есть по поводу поиска книги?

Светлана только развела руками.

Кафе было уютным и чистым настолько, насколько может быть уютно и чисто в привокзальном кафе. Может быть потому, что располагалось оно странно – в подвальном этаже, рядом с камерами хранения. Многочисленные вокзальные бомжи сюда не совались, видимо – были отучены владельцами. Немолодая русская тетка стояла за прилавком, а еду таскали из кухни молчаливые вежливые кавказцы.

Странное место.

Я взял себе и Светлане сухого вина из трехлитрового пакета. На удивление дешевого и еще к большему удивлению – приличного. Вернулся к угловому столику, где мы сидели.

– По-прежнему здесь, – сказала Светлана, кивая на записку Арины. Стрелка в «компасе» лениво вращалась.

– Возможно, книгу спрятали в камере хранения? – предположил я.

Светлана отпила вина, кивнула, то ли соглашаясь с догадкой, то ли примиряясь с краснодарским «Мерло».

– Тебя что-то смущает? – осторожно спросил я.

– Почему вокзал? – вопросом ответила Светлана.

– Уехать. Скрыться.

– Похититель должен был догадываться о погоне.

– Аэропорт. Самолет. Любой, – отпивая маленькими глотками вино, лаконично ответила Светлана.

Я разве я руками.

Это и впрямь было странным. Иной-предатель, кем бы он ни был, захватив «Фуаран» мог либо попытаться затаиться, либо броситься в бега. Он выбрал второй вариант. Но почему поезд? В двадцать первый вех – поезд как средство бегства?

– Вдруг он боится летать? – предположила Светлана.

Я только фыркнул. Конечно, при авиакатастрофе даже у Иного немного шансов выжить. Но просмотреть линии вероятности на три-четыре часа вперед, выяснить, не грозит ли самолету катастрофа способен даже самый слабенький Иной.

А убийца Витезслава слабым не был.

– Ему нужно туда, куда не летают самолеты, – предположил я.

– По крайней мере можно улететь из Москвы, подальше от погони.

– Нет, – с удовольствием поправил я Светлану. – Это ничего не даст. Мы бы определили примерно его местонахождение, поняли, на каком самолете улетел похититель, допросили бы пассажиров., сняли данные с камер наблюдения в аэропорту – и выяснили его личность. Потом Гесер или Завулон открыли бы портал… да куда бы он ни делся, туда бы и открыли. И все вернулось бы к нынешней ситуации. Вот только мы бы знали врага в лицо.

Светлана кивнула. Посмотрела на часы, покачала головой. На миг прикрыла глаза, успокоено улыбнулась.

Значит, с Надюшкой все в порядке.

– Зачем ему вообще убегать… – задумчиво сказала Светлана. – Вряд ли совершение ритуала, описанного в «Фуаране», требует много времени. Ведь колдунья превратила в Иных большое количество слуг, когда ее атаковали. Убийце куда проще было воспользоваться книгой, стать Великим… самым Великим. А дальше либо вступить с нами в схватку, либо уничтожить «Фуаран» и затаиться. Если он станет сильнее нас, мы его просто не сможем разоблачить.

– Может быть он и стал сильнее, – заметил я. – Раз уж Гесер повел речь об инициации Нади…

Светлана кивнула:

– Невеселая перспектива. Вдруг «Фуараном» воспользовался сам Эдгар? А теперь ломает комедию, изображает поиски. С Витезславом у него были сложные отношения, он сам себе на уме… захотел стать сильнейшим в мире Иным…

– Но тогда зачем ему книга? – воскликнул я. – Оставил бы ее на месте, и все! Мы бы даже не поняли, что Витезслав был убит. Списали бы все на защитные заклинания, которые вампир не заметил.

– А это мысль, – согласилась Светлана. – Нет, убийце нужна была не сила. Или – не только сила. Ему еще нужна и книга.

Я вдруг вспомнил Семена. Кивнул:

– Есть кто-то, кого убийца хочет сделать Иным! Он понимал, что воспользоваться книгой ему не дадут. Поэтому убил Витезслава… сейчас неважно, как именно. Провел ритуал и стал очень сильным Иным. Спрятал книгу… где-то здесь, на вокзале. И теперь надеется ее вывезти.

Светлана протянула мне руку и мы обменялись над столом торжественным рукопожатием.

– Вот только как «вывезти»? – уточнила Светлана. – Здесь и сейчас два самых сильных мага Москвы…

– Три, – поправил я. Светлана поморщилась и сказала:

– Тогда уж четыре. Костя, все-таки. Высший…

– Сопляк он, хоть и высший… – пробормотал я. Как-то в голове у меня не укладывалось, что парень за несколько лет убил десяток человек.

А еще противнее было то, что это мы давали лицензии…

Светлана поняла, о чем я думаю. Погладила меня по ладони. Тихо сказала:

– Не переживай. Он не мог пойти против своей природы. Что ты мог сделать? Разве что убить его…

Я кивнул. Естественно не мог.

Но не котел в этом признаться даже себе.

Мягко открылась дверь – и в кафе вошли Гесер, Завулон, Эдгар, Костя… и Ольга. Судя по тому, что они что-то оживленно обсуждали все вместе, Ольга уже была в курсе дела.

– Эдгар согласился привлечь резервы… – тихо сказала Светлана. – Плохо дело.

Маги подошли к нашему столику, я заметил, как их взгляды быстро скользнули по «компасу». Костя прошел к стойке и заказал бокал красного вина. Буфетчица заулыбалась – то ли он пустил в ход чуточку вампирского обаяния, то ли просто понравился. Эх, тетенька… не улыбайся этому юноше, вызывающему у тебя не то материнские, не то вполне женские чувства. Этот юноша умеет целовать так, что на твоем лице навсегда застынет улыбка…

– Костя с инквизиторами обшарил все камеры хранения, – сказал Гесер. – Пусто.

– А мы прочесали весь вокзал, – добродушно усмехнулся Завулон. – Шестеро Иных, явно непричастных.

– И неинициированная девочка… – с ответной улыбкой добавила Ольга. – Да, да, я заметила. ЕЙ займутся.

Завулон улыбнулся еще шире – это был целый сеанс обмена улыбочками:

– Извини, Великая. ЕЙ уже занимаются.

В обычной ситуации разговор бы на этом только начался.

– Хватит, Великие, – рявкнул Эдгар. – Речь не одной потенциальной Иной. Речь о нашем существовании!

– И то верно! – согласился Завулон. – Не поможете, Борис Игнатьевич?

Вместе с Гесером они придвинули к нашему столику еще един. Костя молча притащил стулья – и вот уже вся компания уселась рядом. Обычное дело – едут люди на отдых или в командировку, коротают время в вокзальном кафе…

– Либо его здесь нет, либо он способен маскироваться даже от вас, – сказала Светлана. – В любом случае, я бы просила разрешения удалиться. Потребуюсь – позовете.

– С твоей дочкой все в порядке, – проскрипел Завулон. – Слово даю.

– Ты можешь нам понадобиться, – поддержал его Гесер.

Светлана вздохнула.

– Гесер, в самом деле, отпусти Светлану, – попросил я. – Ты же понимаешь – сила нам сейчас не нужна.

– А что нужно? – полюбопытствовал Гесер.

– Хитрость и терпение. Первого вам с Завулоном не занимать. А второго вы никогда не дождетесь от взволнованной матери.

Гесер покачал головой. Покосился на Ольгу – та едва уловимо кивнула.

– Езжай к дочке. Света, – сказал Гесер. – Ты права. Понадобишься – я позову и провешу портал.

– Я ушла, – сказала Светлана. На миг наклонилась ко мне, коснулась щеки губами – и растаяла в воздухе. Портал был таким крошечным, что я его даже не заметил.

А люди в кафе не заметили даже исчезновения Светланы. Мы были для них незримы, они не хотели нас видеть.

– Сильна, – сказал Завулон. Протянул руку к Косте, забрал у него недопитый бокал, сделал глоток. – Ну, тебе виднее, Гесер… Что дальше, господин Инквизитор?

– Ждем, – коротко ответил Эдгар. – Он придет за книгой.

– Или она, – поправил его Завулон. – Или она…

Мы не стали организовывать оперативный штаб. Так и сидели в кафе, что-то ели, что-то пили. Костя заказал мясо по-татарски – буфетчица удивилась было, но тут же убежала на кухню. Через минуту оттуда выскочил молодой парень и бросился куда-то за мясом.

Гесер заказал котлету по-киевски. Остальные обошлись вином, пивом и всякой мелкой закуской, вроде сушеных кальмаров и фисташек.

Я сидел, смотрел, как Костя лопает почти сырое мясо и размышлял над поведением неведомого преступника. «Ищите мотив!» – как завещал нам Шерлок Холмс. Найдем мотив – найдем и преступника. Его цель не в том, чтобы стать самым сильным Иным – он уже им стал, или может стать в любую минуту. Но что тогда? Шантаж? Глупо. Диктовать свою волю всем Дозорам и Инквизиции он не сможет, повторит судьбу Фуаран… Возможно, преступник хочет создать свою, альтернативную организацию Иных? Была же разгромлена этой весной в Питере организация «диких Темных»… разгромлена с огромным трудом. Дурной пример заразителен, кто-то ног соблазниться. И самое ужасное, что соблазниться мог даже Светлый. Создать новый Ночной Дозор. Супердозор. Уничтожить Темных вчистую, сломив Инквизицию и переманив на свою сторону часть Светлых…

Плохо. Очень плохо, если оно так. Темные не сдадутся без боя. В современном мире, напичканном оружием массового уничтожения, химическими заводами, атомными электростанциями, их удар может уничтожить весь мир. Упущено время, когда силовой вариант мог привести к победе. А может быть, и не было его никогда, этого времени…

– Стрелка, – сказал Эдгар. – Смотрите!

Мой «компас» прекратил изображать из себя вентилятор. Стрелка замедляла вращение. Стрелка застыла, задрожала – и медленно повернулась, указывая направление.

– Йес! – воскликнул Костя, привставая. – Получилось!

И на какую-то долю секунды я увидел в нем мальчишку-вампира, еще не пробовавшего человеческой крови и уверенного – за Силу никогда и ничем не придется платить…

– Двигаемся, господа, – Эдгар вскочил. Посмотрел на стрелку, потом проследив направление, уставился на стену. И уверенно сказал: – К поездам!

Мы Вконтакте