Книга Козырные дамы читать онлайн

Козырные дамы
Поделиться:
Автор: ЭммаАлланf446c58c-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Andrey Ch
Жанр: Эротика
Год выхода: 2003
Издатель: АСТ
ISBN: 5-17-015145-4
Аннотация: Адрианна и Каролина. Бизнес-леди и дама полусвета. Они – КОЗЫРНЫЕ ДАМЫ сладострастия. Женщины, превратившие всю свою жизнь в охоту за чувственными удовольствиями. Их мир – буйство плотских страстей, и в погоне за новыми пикантными приключениями они не останавливаются НИ ПЕРЕДНЕМ!.

Глава 1

Это было временное умопомрачение, внезапное наваждение, которому она поддалась безотчетно, не задумываясь о возможных последствиях.

– Позвони в службу обслуживания номеров и закажи нам еще одну бутылку шампанского!

Первая бутылка была уже пуста.

– Вы уверены, что хотите этого?

– Естественно, я уверена! Счет все равно оплатит дирекция, я приложу его к остальным счетам за банкет.

– Но банкет проводится внизу!

– А разве здесь мы пьем по другому поводу?

Каролина Бек удовлетворенно улыбнулась, видя, что он встал, подошел к телефону и заказал еще одну бутылку шампанского. За окнами звучали отдаленные голоса участников вечеринки и негромкая музыка. Торжество по случаю завершения съемок в большом шатре, разбитом в чудесном парке за гостиницей. Время от времени со стороны бассейна тоже доносились возбужденные возгласы, смех и визг – это кто-то из разгорячившихся гостей плюхался в воду и обдавал брызгами своих подвыпивших друзей.

Каролина имела полное право считаться королевой бала, поскольку являлась продюсером этого проекта и обеспечивала его своевременное осуществление при строгом соблюдении бюджета. Но настроение у нее было совсем не праздничное. Она стоически вынесла торжественную часть, поблагодарила режиссера, хотя ее и подмывало высказать ему во всеуслышание все, что она в действительности о нем думает, пожала руки актерам и техническому персоналу, выпила пару коктейлей, закусив их крабовым салатом, и собралась улизнуть из шатра, чтобы пораньше улечься спать.

Современная кухня независимого телевидения – это непрерывно работающий конвейерный цех, где производство программ поставлено на поток. Едва завершается один проект, немедленно начинается работа над другим. Завтра утром ей предстояло приступить к выбиванию средств на очередное зрелище для британских толстосумов, которые решали, что именно следует смотреть англичанам.

Но ее благим намерениям не суждено было осуществиться: она уже стояла у двери своих апартаментов, когда увидела идущего к ней по коридору Джейсона Леонарда, со своей неизменной нейлоновой сумочкой для всякой всячины в руке.

Этого молодого актера Каролина впервые увидела, когда он играл Лаэрта в «Гамлете» на сцене Королевского шекспировского театра. Черноволосый, с подкупающим взглядом глубоко посаженных глаз и чувственным, едва ли не женским ртом, он чем-то напоминал юного Шона Коннери. Каролина предложила режиссеру взять его на одну из главных ролей в фильме, который они только что отсняли, но режиссер заартачился и согласился задействовать Джейсона лишь в проходной роли убийцы, требовавшей присутствия актера на площадке только в течение трех дней.

И вот ее дернул черт пригласить его в свой помер обмыть завершение проекта. Он и не собирался долго упираться, поскольку, как выяснилось позже, специально фланировал по коридору в надежде, что она поступит именно так.

– Шампанское доставят через пару минут, – сказал Джейсон, положив трубку.

– Вот это настоящий сервис! – воскликнула Каролина. – Нужно будет как-нибудь снова устроить в этом отеле пирушку.

Джейсон подошел к окну и уставился на старинный парк, окружающий здание отеля, служившее когда-то загородной резиденцией одного каучукового магната. Искусная планировка парка и тщательный уход за кустарниками, цветочными клумбами и газонами обеспечивали зеленому обрамлению шикарного отеля то особое качество, которое и создает ощущение комфорта у самых требовательных клиентов.

Каролина встала и тоже подошла к окну, чтобы полюбоваться открывающимся из него великолепным видом на развесистые деревья и зеленые лужайки, позолоченные закатным июньским солнцем.

– Красиво, не правда ли? – сказала она.

Ее гость был либо не в меру застенчив, либо очень умен.

На его месте любой другой мужчина не преминул бы воспользоваться представившимся ему шансом. Джейсон же даже не пытался дотронуться до нее или сделать ей недвусмысленный намек. Должно быть, он привык к тому, что женщины легко обольщаются его привлекательной внешностью и воображают себе невесть что, едва познакомившись с ним. Возможно также, что он боялся невзначай се обидеть и навсегда лишиться возможности подработать в каком-нибудь ее сериале. Актеров теперь развелось хоть пруд пруди, и все они были готовы взяться за любую работу.

Поэтому Каролине не оставалось ничего другого, как взять инициативу в свои руки и довести начатое до логического конца.

– Мне нужно переодеться, – промолвила она, томно потянувшись.

– Может быть, мне лучше уйти? – спросил Джейсон.

Такой реакции Каролина от него не ожидала. Неужели она не в его вкусе? От такой мысли ей стало не по себе.

В дверь тихонько постучали.

– Открой, пожалуйста, – попросила она и, повернувшись, пошла в спальню, оставив дверь гостиной открытой.

Официант из службы обслуживания номеров поставил серебряное ведерко со льдом на столик у дивана, с легким хлопком откупорил пробку и забрал поднос с грязной посудой. Поколебавшись секунду-другую, он решил, что сейчас не самый подходящий момент для того, чтобы просить подписать ему счет, и, пожелав Джейсону приятного вечера, покинул номер.

Каролина присела на край кровати и стала думать, как ей поступить. Проблема заключалась в том, что она сама не знала, чего ей хочется. С ней всегда так случалось, когда она слишком увлекалась шампанским на пустой желудок. Джейсон ей нравился, он обладал природной грациозностью и непосредственностью. Ей нравилось смотреть, как чувственно раздуваются его ноздри, когда он отстаивает в споре свою точку зрения. Она бы с радостью отдалась ему прямо на полу в гостиной, без всякой прелюдии, и позволила бы делать с ее телом все, что ему вздумалось бы.

Но Джейсон почему-то не набросился на нее, как пылкий дикарь, а смущенно мялся возле окна, за которым сгущались лиловые сумерки. Следовательно, действовать предстояло ей самой, но прежде требовалось решить, хочет ли она этого и стоит ли он того, чтобы тратить на него свое время. Таких порывов с ней прежде никогда не-случалось. Неужели он так вскружил ей голову, что ее рассудок и жизненный опыт уступили под напором смутных предчувствий и непонятных желаний?

– Зайди сюда, Джейсон! – подчеркнуто отчетливо и холодно произнесла она, все еще злясь на него за то, что он вынуждает ее выступать в роли совратительницы.

– Принести вам бокал шампанского? – спросил он.

– Захвати с собой всю бутылку!

Каролина посмотрела на себя в зеркало на дверце гардероба. Долгий и трудный день не прошел для нее бесследно. У нее даже не было времени, чтобы переодеться в вечернее платье, и она заявилась на банкет в том же бежевом хлопчатобумажном костюме «сафари», в котором суетилась с утра. Наряд вдобавок был изрядно помят, на коричневых туфлях на низких каблуках виднелись следы грязи и царапины, модная прическа, которую она лишь недавно сделала, растрепалась, и ее белокурые волосы напоминали мочалку. Усталое лицо казалось неестественно бледным. Неудивительно, что в таком виде она не вызвала у Джейсона вожделения.

Он внес в спальню поднос, озираясь по сторонам с настороженностью человека, входящего в львиное логово и со страхом ожидающего, что затаившийся кровожадный хищник внезапно набросится на него и загрызет его до смерти.

– Поставь поднос на столик, – сказала Каролина, начиная жалеть, что поддалась необдуманному порыву.

Джейсон поставил поднос с шампанским на один из изящных резных столиков красного дерева, стоявших возле кровати, и робко сказал:

– Пожалуй, мне лучше уйти.

– Почему? – спросила, вскинув бровь, Каролина.

– Я отношусь к вам с большим уважением, мисс Бек! И мне казалось, что…

– Называй меня по имени, Джейсон! – перебила его она.

– Как вам будет угодно, Каролина. Так вот, я…

– Ты не находишь меня достаточно привлекательной? – собравшись с духом, выпалила она в надежде, что дальше все сложится наилучшим образом.

– Вы очень привлекательная дама, – взглянув на нее потеплевшими карими глазами, нарочито искренне ответил он.

По телу Каролины пробежала дрожь, от ее былого недовольства, вызванного его нерешительностью, не осталось и следа. Она убедилась, что не ошиблась в оценке мотивов его поведения. Он видел в ней прежде всего влиятельного и удачливого продюсера, перспективного работодателя. Ему, очевидно, осточертело обивать попусту пороги студий и театров, он надеялся, что на этот раз поймает удачу за хвост. Актеров такого типа Каролина повидала на своем веку немало, за одним из них она даже побывала замужем.

– Я не мог понять, чего вы хотите, вот и все, – сказал наконец он.

– Вы, безусловно, хороший актер, Джейсон, однако сейчас я не собираюсь разговаривать на профессиональные темы. Мне хочется отдохнуть, как говорят американцы, взять тайм-аут. Без каких-либо последствий и сожаления. И уж конечно, без личных обид. Можете уйти, если хотите, но можете и остаться. Договорились? – Каролина пронзила его испытующим и чуть насмешливым взглядом.

– Хорошо, Каролина, – ответил Джейсон. – Я, разумеется, предпочту остаться.

– Мне нужно принять душ, – промолвила она и пошла в ванную, спиной ощущая его похотливый взгляд.

Она проворно разделась и, включив тепленький душ, встала под тугие бодрящие струи, испытывая странное возбуждение. Сам того не желая, Джейсон умудрился вселить в нес сильное сексуальное желание своей нерешительностью. Всякие колебания относительно ее собственных намерений покинули Каролину, она отчетливо осознавала, что хочет совокупления с этим мужчиной. Так нагло и прямолинейно она уже давно не разговаривала с представителями противоположного пола. Очевидно, все объяснялось очень просто: вот уже пятый месяц, как она не занималась сексом, целиком посвятив себя работе. Такое с ней случалось не впервые, секс никогда не являлся для нее главным движущим мотивом отчасти потому, что слишком часто не доставлял ей ожидаемого удовольствия. Обладай она богатым опытом потрясающих оргазмов и умопомрачительных экстазов, Каролина вряд ли бы смогла надолго отказаться от плотских наслаждений. Но к сожалению, всю свою энергию она вкладывала в профессиональную деятельность, а секс оставался на втором плане. Бывший муж способен был вызвать у нее разве что легкое головокружение и быстро исчезающее облегчение. Но карие глаза Джейсона пробудили в ней долго дремавшую животную страсть.

Она вышла из душевой кабинки и посмотрела на себя в зеркало. Фигура у нее, бесспорно, была красивой, но не помешало бы немного поработать над ней в тренажерном зале. Недостаток физических упражнений и нерегулярное питание сказывались на ее организме не лучшим образом: контуры тела утратили былую отчетливость, кое-где появился жирок. Но талия по-прежнему оставалась узкой, а бедра – крутыми и привлекательными. Груди стали несколько тяжелее, чем они были года три назад, однако не висели, а живот вполне можно было назвать плоским.

Каролина подсушила феном влажные локоны, расчесала их гребнем и, тряхнув ими, удовлетворенно улыбнулась. Прекрасно подстриженные и блестящие, ее белокурые волосы выглядели весьма привлекательно. Она всегда уделяла прическе особое внимание и стриглась только у лучших парикмахеров.

С помощью влажного тампона Каролина убрала с лица остатки грима, освежила кожу лосьоном и, оставшись собой совершенно довольна, обмоталась большим махровым полотенцем.

Ткань сдавила ее груди, отчего они выпятились наружу, как у средневековой куртизанки, затянутой в платье с корсетом, и Каролина почувствовала себя отъявленной распутницей. Еще раз проведя рукой по волосам, она распахнула дверь и вышла из ванной, промолвив грудным голосом:

– Извини, Джейсон, что я заставила тебя так долго ждать.

Она подошла к столику, на котором стояла бутылка, разлила шампанское по бокалам и, взяв один из них себе, протянула другой Джейсону. Он уже снял пиджак и присел на край кровати.

– За наш совместный тайм-аут! – сказала Каролина, поднимая бокал с искрящимся напитком.

– За тебя! – сказал он и пригубил вино.

Каролина села на кровать рядом с Джейсоном и стала пить ледяное шампанское маленькими глоточками, чтобы не простудить горло.

– Только не подумай, что ты не в моем вкусе, – проглотив ком, произнес он, с видимым трудом переходя на ты. – Напротив, я нахожу тебя очень красивой. Но мне бы не хотелось, чтобы ты приняла меня за легкомысленного человека, интересующегося только сексом.

Каролина облизнула губы, стараясь подавить закипающую в ней злость. К чему эти нелепые попытки казаться умнее, чем ты есть на самом деле? Зачем все так усложнять? Куда проще без лишних слов овладеть ею, да так, чтобы это ей надолго запомнилось? Зачем наряжать секс в какие-то стыдливые оговорки? Кому нужны пустые условности, осторожные пробные шаги, замысловатые интриги? Так ведь недолго и заплутать в этом хитромудром лабиринте туманных намеков, запутаться в собственных опасениях и страхах! Ей наплевать на то, что он представляет собой как социальный субъект, ее не волнуют его моральные качества и интеллектуальные возможности. В данный момент она хочет получить плотское удовольствие, а не тратить время на заумные рассуждения.

– Мне больше не хочется беседовать, – откровенно призналась она и, отобрав у него бокал, поставила его на столик. К ее облегчению, он понял, что ей от него нужно, и погладил ее по колену.

– Это так необычно, – сказал он, заглядывая ей в глаза. – Позволь мне все-таки разъяснить свою позицию в сложившейся ситуации. Я вовсе не собираюсь…

– Замолчи! – выдохнула Каролина, прикладывая палец к его губам. Узел, которым она стянула концы полотенца, ослаб, и набухшие от нетерпения груди вырвались наружу. Соски стали стремительно багроветь и набухать, обрадованные долгожданной свободой.

Судорожно проглотив подступивший к горлу ком, Джейсон уставился на ее выразительные формы. Его нижняя челюсть отвисла, едва лишь его взгляд скользнул ниже и застыл на ее лобке, покрытом короткими светлыми волосиками.

Но оторопь продолжалась недолго. Внезапно Джейсон упал перед Каролиной на колени, раздвинул руками ее бедра и стал покрывать их поцелуями. Она легла на спину, блаженствуя от прикосновений его горячего влажного языка к нежной коже своих бедер и представляя себе, что испытывает Джейсон, видя ее сокровенное женское место во всех деталях.

– Восхитительно, – хрипло прошептал он и впился в розоватую сердцевину половых губ всем своим ртом, норовя просунуть язык поглубже во влагалище. Язык у него оказался на удивление проворным и длинным, он проникал в самые укромные уголки ее тающего передка. Руки тоже не остались без дела: они сжали набухшие груди и принялись их ласкать. Пальцы Джейсона умело теребили твердые соски, пощипывали их, оттягивали и резко отпускали, заставляя Каролину сладострастно повизгивать и постанывать.

Абсолютно излишне и не вовремя он вдруг спросил:

– Ты ведь именно этого хотела?

– Да. И не только… – грудным голосом отозвалась она, поводя бедрами.

Джейсон воодушевился и, раздвинув носом половые губы, провел по клитору своим колючим подбородком. Каролина взвизгнула. Джейсон начал лизать преддверие влагалища всей шершавой поверхностью языка, потом переключился на ее промежность и, наконец, просунул язык ей в анус. Полагая, видимо, что надолго увлекаться этим отверстием не вежливо, он стал посасывать клитор, поглаживая руками Каролину по животу и бокам. Она расслабилась, предвкушая основательное продолжение этой бурной увертюры, но, к ее разочарованию, Джейсон неожиданно отпрянул и встал.

– Продолжай! Зачем же ты прекратил? – капризно воскликнула она.

Но он глупо ухмыльнулся и стал снимать с себя одежду – стянул носки, скинул ботинки, расстегнул молнию на ширинке и пуговицы сорочки, снял ее и брюки и, наконец, стащил с себя белые трусы. Его пенис находился в полной боевой готовности.

Убедившись в этом, Каролина легла поудобнее и, согнув ноги в коленях, раздвинула их, искренне надеясь, что ее легкое раздражение, вызванное нетерпеливостью Джейсона, исчезнет, как только он овладеет ею.

Он встал на колени у нее между ног, посмотрел остекленелыми глазами на ее сладкое местечко и, вместо того чтобы его поцеловать, без предупреждения вогнал в него свой причиндал по самый корешок.

Каролина охнула и, протянув к нему руки, привлекла его голову к себе и поцеловала в губы. Они оказались податливыми и абсолютно неупругими, Джейсону явно было не до поцелуев, он даже не попытался просунуть язык Каролине в рот. Она дотянулась рукой до основания пениса и сжала мошонку, желая показать Джейсону, кто хозяйка положения.

Но он закусил удила и беспокоился лишь об одном – как бы поскорее удовлетворить свою похоть.

– Поцелуй же меня! Не спеши! – попросила она. – Поцелуй мне соски, пососи груди!

Ее просьбы не возымели никакого эффекта. Головка члена больно ударила ее по шейке матки, Каролина ахнула и разжала кулак. Обретя свободу действий, Джейсон принялся долбить ее лоно со всей силы, сопровождая свои порывистые телодвижения болезненным кряхтеньем, словно бы он тужился на стульчаке. Пенис двигался в ее влажном от соков влагалище быстро и легко, мошонка громко шлепалась по промежности. Ошеломленная и обескураженная, Каролина лишь охала и растерянно хлопала глазами.

– Хорошо! – хрипел ей в ухо Джейсон, сжимая руками ее ляжки и тарабаня ее без излишних церемоний. И куда только подевалась его робость, куда делась та грациозность, которая так ее заинтриговала поначалу? Темп его телодвижений стремительно нарастал, это вселяло в Каролину недоумение и нервозность. Она впилась ноготками в его напрягшиеся ягодицы и воскликнула:

– Помедленнее! За тобой никто не гонится!

– Нет, я не могу, – прошипел он, вдавливая ее всей своей потной массой в кровать и выше задирая ей ноги. – Мне так хорошо!

Он грубо сжал рукой ее правую грудь и ущипнул за сосок. Каролина взвизгнула от боли, он громко хрюкнул, вогнал член до упора в лоно и, замерев на миг, затрясся, словно эпилептик, издавая хриплый звериный рык. Каролина догадалась, что он кончил, и обмякла.

– Великолепно! Превосходно! – выдохнул он, не обращая на ее реакцию никакого внимания. Ущипнув Каролину за щеку, он скатился с нее и еще раз произнес: – Это чудесно!

Каролина же пребывала в растерянности, близкой к фрустрации. Джейсон явно не намеревался продолжить любовную игру, вполне удовлетворенный тем, что уже выпустил пар. Он обошелся с ней как с бездушной куклой, овладел ею без полагающейся прелюдии, раззадорил, измочалил, наставил ей синяков и бросил. Такого разочарования Каролина уже давно не испытывала. Этот смазливый актеришка на поверку оказался не утонченным умелым любовником, а совсем наоборот – грубым и торопливым.

Вот к чему приводят необдуманные поступки! Стоило лишь ей один только раз попробовать себя в роли охотницы, осмелиться перехватить инициативу у мужчины, как она потерпела сокрушительное поражение. Нет, впредь она уже никогда не позволит себе подобных вольностей. Лучше навсегда выбросить из головы эти нелепые фантазии.

Между тем Джейсон невозмутимо подошел к столику, бесцеремонно взял бокал с шампанским, которого он не заслужил, и стал его жадно пить, словно бы празднуя свою очередную легкую победу и абсолютно не волнуясь по поводу того, что поверг партнершу в депрессию. Даже не пытаясь скрыть от нее свой жалкий обмякший стручок, он самодовольно заявил:

– Мне еще никогда не доводилось раньше совокупляться с продюсером. Хочешь шампанского? – Он протянул Каролине полупустой бокал. Она залпом опустошила его и, слегка успокоившись, язвительно поинтересовалась:

– А с кем же ты трахался, Джейсон? С работницами сцены?

Она встала с кровати, накинула на плечи халат и налила себе еще шампанского.

– В основном с актрисами, – невозмутимо ответил он.

Каролина вдруг почувствовала к нему такое отвращение, что в сердцах сказала:

– Знаешь, у меня сегодня был тяжелый день и мне хочется спать. Я дьявольски устала.

Признаться, я тоже, – сказал Джейсон, не замечая, что она смотрит на него с неприязнью. – Пожалуй, я пойду. Дай мне свой домашний телефон, я тебе как-нибудь позвоню, – обронил он, собирая с пола свою разбросанную одежду.

– Посмотри его в своем памятном листке, он должен там быть, – сказала Каролина, искренне жалея, что номер ее телефона значится среди телефонов остальных сотрудников дирекции проекта и имеется у всех актеров, участвовавших в съемках.

– Ах да! А я и забыл! – воскликнул Джейсон, натягивая трусы. – Я слышал, что ты работаешь над сериалом по книге «Мангровые заросли». – Он надел брюки, сел на кровать и стал надевать носки и туфли.

– На очередную серию у меня пока пет денег, – сухо ответила Каролина, все сильнее нервничая.

– Я бы хотел в нем сняться. Эндрю Маккаллоу однажды обмолвился об этом фильме, он очень высоко о нем отзывался. Я не говорил тебе, что мы с ним старые приятели? – сказал Джейсон, очевидно, рассчитывая произвести на нее впечатление. – Он сказал, что мне подошла бы роль Маккартни.

Теперь Каролине все стало понятно. Упомянутый им персонаж был одним из главных действующих героев этого сериала, и Джейсон действительно подходил на эту роль по своим внешним данным. Значит, все-таки охотником был он, только не за ее женскими прелестями, а за выгодным контрактом. И разумеется, его робость была наигранной. Он поджидал ее в коридоре, рассчитывая быть приглашенным в номер и уложенным в постель подвыпившей незамужней женщиной, от которой во многом зависел подбор актеров для престижного проекта.

С его стороны было весьма самонадеянно столь высоко оценивать свои сексуальные возможности. Джейсон, однако, считал, что доставил Каролине истинное наслаждение своими неумелыми потугами в постели, и, очевидно, предвкушал успех своего бесхитростного плана.

– Мне очень жаль, – промолвила Каролина.

– О чем это ты? – спросил он, без спроса снова наполняя шампанским бокал.

Это переполнило чашу ее терпения. Пора было исправить свою глупую оплошность, совершенную под влиянием алкоголя и в результате длительного сексуального воздержания, и указать обнаглевшему второстепенному актеришке его настоящее место. Сделав надменную мину, Каролина холодно произнесла:

– Мне очень жаль, Джейсон, но я не смогу пригласить тебя на эту роль. Я взяла за правило никогда не сотрудничать с актерами, с которыми переспала.

У Джейсона вытянулась физиономия.

– Но ведь ты же сама сказала, что…

– До свидания, Джейсон! Я хочу остаться одна.

– Послушай! Если ты боишься, что кто-то об этом узнает… Я буду нем как рыба! Так что… – затараторил он.

– Довольно, Джейсон! Уходи! – повторила она. – Я очень устала.

Каролине действительно хотелось побыстрее лечь и успокоиться. Она не обманывала Джейсона, говоря, что не приглашает на работу своих любовников. Таково было ее неукоснительное правило. Исключения Каролина не сделала даже для своего супруга, что и послужило причиной их размолвки. Он так измучил ее скандалами по этому поводу, что она начала подозревать, что он женился на ней лишь для того, чтобы получать главные роли в ее фильмах. Она отказывалась помогать ему делать успешную карьеру за счет ее популярности как продюсера, и он не смог простить ей этого, как ни пыталась она объяснить ему, что такой путь пагубен для них обоих. Для него – потому что публика начнет злословить по поводу их творческого тандема, и в результате его актерский имидж быстро потускнеет. А для нее – потому что такой альянс поставил бы под сомнение ее профессиональную порядочность, а это свое качество Каролина всегда ревностно оберегала, понимая, что загуби она свою репутацию честного и объективного продюсера, на карьере можно будет смело поставить крест.

Изумление на физиономии Джейсона сменилось унынием. Он сообразил, что все его планы рухнули по его же вине и теперь с наивной мечтой без особого труда заполучить одну из ведущих ролей в новом сериале можно распрощаться.

– До свидания, Джейсон! – повторила она.

– Я тебе позвоню, – робко промямлил он.

– Лучше не надо! – сказала она, прошла через гостиную в прихожую и распахнула дверь.

Он подхватил свою синтетическую сумочку и молча вышел в коридор. Каролина громко хлопнула у него за спиной дверью.

Административные помещения телекомпании «Электра» располагались в недавно отремонтированном доме на углу Ганновер-сквер. На встречу с Полом Бейсли, исполнительным директором этой компании, Каролина надела свой лучший черный деловой костюм, белую блузу и черные туфли из мягкой замши. Она поехала на такси до угла Бонд-стрит, вышла и не спеша пошла вдоль шикарных магазинов. Покупать она ничего не собиралась, а хотела лишь прогуляться и скоротать оставшийся у нее до делового свидания час. И все же новая экспозиция в витрине «Армани эмпориум» не могла не привлечь ее внимания. Каролина перешла дорогу и вошла в салон, крепче сжав в руке изящную дорогую сумочку фирмы «Малберри». Но не успела сделать и нескольких шагов вдоль прилавка, на котором красовались юбки с умопомрачительными цифрами на ценниках, как увидела свою старую подружку, с которой они не встречались уже тысячу лет.

– Адрианна!

– Каролина!

Они обнялись и расцеловались.

– Дай мне на тебя взглянуть! – сказала Каролина, высвобождаясь из объятий подруги. – Ты, как всегда, выглядишь потрясающе. Ну, рассказывай, как жила, где сейчас обитаешь! Я не знала, что ты вернулась в Лондон.

– Ты тоже смотришься великолепно, – окинув ее изучающим взглядом с головы до нот, промолвила Адрианна. – Твоя фамилия постоянно мелькает в титрах популярных телесериалов. Ты даже не представляешь, как я за тебя рада!

Главное, что мы наконец-то встретились! – сказала Каролина. Их взаимная симпатия была неподдельна и возникла еще в студенческую пору, когда Каролина Бек и Адрианна Роде стали неразлучными подружками. Два с половиной года они снимали одну квартирку, делили радости и горести суматошной студенческой жизни, вместе готовились к экзаменам, поддерживали друг друга в трудную минуту, сообща зализывали сердечные раны, веселились и развлекались. Адрианна была страшной хохотушкой и никогда не падала духом, хотя и существовала на государственную стипендию. Если бы не ее постоянная забота и помощь, то Каролина вряд ли бы окончила университет с отличием. Сама же Адрианна беспокоилась больше о подруге, чем о себе, и в результате вообще не получила ученой степени.

Это было не единственное различие между ними. Если Каролина тщательно планировала свою карьеру и всегда ориентировалась на телевидение, то Адрианну заботили только ее очередные любовные авантюры. Она вроде бы и проявляла некоторый интерес к журналистике, однако к концу курса обучения стало ясно, что ни одна из компаний не изъявляет желания принять ее к себе на работу. Каролину же с радостью взяли на Би-би-си.

Отличались девушки и внешне, Каролина была высокой блондинкой, Адрианна – изящной маленькой брюнеткой. Каролина – светлокожей, Адрианна – смуглянкой средиземноморского типа. Глаза у нее были янтарно-карие, у Каролины – серо-голубые. Даже одевались подружки по-разному: Адрианна обожала все модное и броское, Каролина предпочитала носить строгую функциональную одежду. ) – Когда же ты вернулась? – спросила Каролина. В своем последнем письме к ней подруга сообщала, что она собирается жить в Лос-Анджелесе с богатым техасским скототорговцем, хотя всю жизнь мечтала обосноваться с каким-нибудь «ковбоем» на Родео-драйв на Беверли-Хиллз. Судя по письму, ее нынешний избранник сгорал от желания поделиться с ней своими миллионами. Это ее полностью устраивало.

– Полгода назад, – ответила Адрианна.

– Почему же ты до сих пор не позвонила?

– Даже не знаю, – пожав плечами, ответила подруга. – Ты стала знаменитостью, вращаешься среди известных людей, мне было как-то неудобно навязываться.

– Ничего не хочу знать! Мы подруги. Где ты сейчас живешь? – спросила Каролина.

– Совсем рядом, за углом!

– На Мэйфер? Неплохо устроилась!

– У меня там небольшой собственный домик в квартале бывших королевских конюшен. Может быть, зайдешь? Пообедаем, поболтаем!

Каролина посмотрела на часы:

– Сейчас не могу, тороплюсь на деловую встречу. Но к часу дня я освобожусь.

– Великолепно! Я к тому времени что-нибудь состряпаю!

Адрианна открыла сумочку из тисненого сафьяна, с золотой заглавной буквой «Н» на замке, достала оттуда серебряную визитницу и, раскрыв ее, протянула Каролине свою визитную карточку.

– Я безумно рада снова тебя видеть, Каро! Мой адрес – на карточке. С нетерпением буду тебя ждать.

– Не обижайся, если я немного опоздаю. Встреча может и затянуться, – сказала Каролина.

В этот момент к ним подошел вертлявый юноша, одетый в желтую форменную куртку продавца, и спросил, не требуется ли его помощь.

– Я бы хотела примерить вон ту кремовую шелковую юбку, – сказала Адрианна. – Где находится примерочная?

– Я провожу вас туда, мадам, – сказал продавец, снимая с вешалки юбку.

– Ну, я побегу! – сказала Каролина, мысленно отметив, что продавец вертит задом так, словно бы он у него был на шарнирах.

– Я откупорю бутылочку шампанского! – крикнула ей вслед Адрианна.

Шампанское оказалось престижной марки «Круг», а домик – просторным трехэтажным строением, сооруженным из двух объединенных старых флигелей. Внизу находились кухня, столовая и апартаменты для гостей, на втором этаже, куда вела широкая винтовая лестница, разместилась большая гостиная, на третьем – спальня хозяйки с огромной ванной, лоджией и большим балконом, где в красивых горшках благоухали изумительные растения и стояли четыре стула, два шезлонга и круглый чугунный обеденный столик. Окна спальни выходили на юг, в уютный зеленый внутренний дворик. Даже просто посидеть и отдохнуть на балконе было очень приятно, ведь найти в центре Лондона другой такой тихий уголок далеко не просто.

Усадив гостью за стол, хозяйка стала разгружать корзину с продуктами, доставленную с первого этажа хитроумным грузовым лифтом, и рассказывать о том, как она жила в последние годы. Каролина наслаждалась покоем и тишиной, вдыхая аромат жасмина и жимолости, пила мелкими глоточками шампанское и с интересом слушала ее повествование.

– Когда мы с Чаком только переехали в Лос-Анджелес, – говорила Адрианна, вынимая из корзины деликатесы, – он уверял меня, что делами на ранчо будет заниматься его управляющий. Но вскоре выяснилось, что управляющий не справляется с работой один и Чак стал летать туда самолетом каждые две недели, поначалу только на пару дней, потом на неделю. А спустя какое-то время я вообще перестала его видеть. Он начал уговаривать меня поселиться с ним на ферме в Аризоне. Но ты же понимаешь, что я не создана для жизни в степи, где на сотни миль от дома нет ни одного магазина «Армани»!

– Да уж! – кивнула Каролина, улыбнувшись.

– Вот почему я и вернулась в Англию!

– И купила этот домик?

– Он выплатил мне щедрые алименты.

Она наконец тоже села за стол и вытянула ноги в шелковых домашних шароварах, прекрасно сочетавшихся с просторной накидкой. Ее длинные волосы были собраны на затылке в хвостик.

– У тебя очень уютное гнездышко, – похвалила ее жилище Каролина.

– Моей заслуги в этом нет – дом куплен, интерьером занимался дизайнер, – сказала Адрианна.

– Но ведь это ты его разыскала! – возразила Каролина, желая сделать ей хоть какой-то комплимент.

Подруги разом рассмеялись, словно бы и не разлучались на много лет. Они снова почувствовали себя юными веселыми хохотушками, радующимися возможности насладиться обществом друг друга и поболтать на любую тему, не опасаясь невольно обидеть собеседницу неосторожным словом.

Копченая семга чудесно сочеталась с поджаренным белым хлебом и овощным салатом. Подливая Каролине шампанского в бокал, Адрианна спросила:

– А как теперь живется тебе? Наверное, нелегко постоянно вращаться в высших сферах?

– Но я не вращаюсь в высших сферах! – возразила Каролина, сделав глоток.

– Ах брось! Разве ведущие телевизионные продюсеры не относятся к элите?

– Я так не считаю, я просто выполняю свою работу.

– Ты всегда добивалась поставленной цели благодаря своему трудолюбию, Каролина! Я тебе завидую, мне бы твою целеустремленность!

– Знаешь, а ведь я тоже успела выскочить замуж и развестись, – сказала Каролина.

– Ты была замужем? Нет, ни за что не поверю! Я считала тебя неисправимым трудоголиком.

– Я им и осталась. Это моя большая ошибка!

– Расскажи мне все поподробнее! – попросила Адрианна.

– Он был актером, весьма посредственным. Мне поначалу казалось, что он любит меня, по потом я поняла, что он хочет манипулировать мной в своих интересах, сделать из меня стартовую площадку для своей стремительной карьеры.

(– Это скверно! И печально! – Адрианна тяжело вздохнула.

– Да, весьма, – кивнула Каролина. – Я поступила опрометчиво, пойдя у своих чувств на поводу, и сожалею об этом. Впредь я буду осмотрительнее и не допущу подобной глупой ошибки.

– Ты ни в чем не виновата, – решительно заявила Адрианна. – Готова побиться об заклад, что он лишил тебя рассудка своей здоровенной колотушкой. Верно?

– Представь себе, нет! – разочаровала ее Каролина.

– Из-за чего же еще, если не из-за огромного члена, ты могла потерять голову? – искренне удивилась подруга.

– В сексе он был далеко не асе, – сказала с видимым сожалением Каролина. – Вернее, между нами не возникла гармония. Мне хотелось романтических отношений, чего-то такого, что ослепило бы меня и вскружило мне голову, как это произошло с тобой, когда ты познакомилась с Чаком.

– У Чака член как у жеребца, – заметила Адрианна.

– Неужели? – всплеснула руками Каролина.

– И он знает, как следует с ним обращаться, – добавила Адрианна. – Я воспаряла с ним на облака.

– А я всегда путала секс и возвышенное чувство, – призналась Каролина. – И поплатилась за это.

– Я помню за тобой этот недостаток еще по студенческой поре, – сказала Адрианна. – Ты уже тогда несколько раз обжигалась. А я ведь всегда говорила тебе, что нельзя смешивать эти понятия.

– Теперь я решила ограничиться одним сексом, – сказала Каролина.

Так значительно легче, тем более тебе, с твоим-то положением! Под рукой всегда найдется смазливый молодой актер! – не без зависти сказала Адрианна. – Почему ты так странно смотришь на меня? Неужели у тебя и теперь возникли какие-то затруднения с сексом?

– Честно говоря, мне кажется, что в этом плане я какая-то странная… – нерешительно промолвила Каролина.

– Странная? Что ты под этим подразумеваешь? – прищурившись, спросила Адрианна.

– Я начала замечать это еще в студенческие годы, – сказала Каролина. – Но тогда я все списывала на свою молодость и неопытность. Конечно, во многом я винила и парней, они все были такими напористыми, нетерпеливыми…

– Ты мне никогда на них не жаловалась, однако! – хитро усмехнувшись, заметила Адрианна. – Они ходили за тобой табунами. Я думала, что с сексом у тебя полный порядок.

– Да, это были неплохие времена, но потом я поняла, что мне так только казалось, потому что я была молода и мне все было внове. Но с годами очарование растаяло, и я перестала испытывать былую радость. Теперь все не так, как мне того бы хотелось, чего-то недостает…

Каролина была даже рада, что разговор незаметно перешел на интимную тему, уже давно не дававшую ей покоя. Неудачный эксперимент с Джейсоном Л

Мы Вконтакте