Книга Техасская резня бензопилой читать онлайн



Глава 4

Пожалуй, «автозаправка» — это слишком громко сказано.
Когда фургон проехал мимо старого, стершегося знака, который гласил: «БАРБЕКЮ, БОЛЬШАЯ КОРОВА», Кемпер подумал, что не иначе как все тут было построено незадолго до битвы при Аламо. Здание находилось в очень плохом состоянии, что вполне соответствовало все ухудшавшемуся настроению Кемпера. Он остановил машину около единственного (покрытого ржавчиной, но, кажется, все еще функционирующего) бензонасоса. Но к дому тянулись телефонные провода, так что все вроде бы начинало налаживаться.
Как только машина остановилась, двери распахнулись и все вылетели наружу, не в состоянии дольше находиться рядом с мертвым телом.
Вход в здание был совсем рядом, но Кемпер, словно не замечая его, обошел машину. Ему хотелось посмотреть на ее заднее стекло. От представившегося ему зрелища он даже выругался вполголоса: в стекле была пробита огромная круглая дыра, а вокруг все залито кровью. Глядя на это, нетрудно было догадаться, что внутри случилось что-то ужасное.
Пока механик осматривал свою машину, все прочие оглядывались по сторонам.
Магазин при автозаправке — большое, полинявшее, обитое досками здание. Когда-то оно было выкрашено в белый цвет, но теперь то тут, то там сквозь краску проглядывали серые доски, а остатки побелки только подчеркивали заброшенность и потрепанность этого здания.
У главного входа было сделано простенькое крыльцо: обычные деревянные столбики, поддерживающие крышу из рифленого железа. К крыше прикреплено несколько лампочек. Несмотря на то, что на дворе стоял солнечный полдень, все лампочки были включены.
Дворик перед магазином оказался завален каким-то мусором. Здесь были деревянные ящики, старые шины и колпаки, измятые канистры для бензина и, наконец, старое автомобильное кресло, которое, судя по всему, использовали вместо скамейки.
В стороне виднелся также знак с надписью «ГАРАЖНАЯ РАСПРОДАЖА». Под ним лежала целая куча какого-то никому не нужного барахла. Старая одежда, пустые чемоданы, корзины, инструменты и еще много всего, кое-что даже в хорошем состоянии.
Эрин и Пеппер пошли искать туалет. Пеппер сейчас отдала бы все, что у нее есть, за холодный душ, но даже о грязной воде из умывальника она мечтала, как о бесценном подарке.
Морган и Энди ждали Кемпера.
Кто бы ни был владельцем этого магазина, наружу он не выглядывал. Когда Кемпер закончил подсчитывать ущерб, нанесенный его автомобилю, он поглубже вздохнул, секунду помедлил, стараясь взять себя в руки, и направился внутрь здания. Двое его спутников последовали за ним.

Впрочем, их приезд был замечен.
С того самого момента, когда фургон остановился перед этой полуразвалившейся лачугой, Люда Мей внимательно следила за всем происходящим во дворе. И если дом выглядел очень плохо, то Люда Мей выглядела еще хуже. От долгих лет, проведенных под жарким техасским солнцем, ее кожа высохла и сморщилась.
Эта маленькая дама своей загрубевшей кожей напоминала кору дерева, к тому же была такой же тяжелой, как местный известняк. Ее волосы были завязаны в узел на затылке, а одежда сшита кем-то, кто понятия не имел о том, что такое мода.
Хозяйка все хорошенько рассмотрела и видела, что эти дети как ошпаренные выскакивают из своего фургона.
— Черт побери! — произнесла она с характерным техасским акцентом. — Когда приезжают такие люди, вдруг понимаешь, что там, в большом мире, все давно посходили с ума.
И тут началось!
Сначала вошел молодой человек с грязными, как у автомеханика, руками и черной бородкой и принялся рассказывать про сумасшедшую девицу, которая неаккуратно обращалась с настоящим револьвером. Сперва Люда Мей решила, что парень просто издевается над ней, но тут подошел второй, долговязый очкарик, и повторил все то же самое. А потом и еще один, мускулистый красавчик.
Эти парни стояли перед ней и кричали до тех пор, пока Люда Мей не велела показать ей это мертвое тело, раз уж оно лежит у них в машине. Они повели хозяйку во двор, где уже толкались пришедшие из уборной хорошенькие цыпочки, и показали фургон, в котором эта девица вышибла себе свои глупые мозги. Ничего удивительного, что вся пятеро выглядели так, словно сами только что вырвались из лап смерти. Это ужасно. Да, настоящая трагедия, никаких сомнений.
Потом они все (за исключением двух цыпочек, которые остались на улице, рядом с машиной) отправились внутрь, и Люда Мей зашла за прилавок и подняла трубку. Деткам требовалась помощь, без сомнения! И Люда Мей знала, кому следует позвонить.
Энди, Кемпер и Морган стояли и как завороженные следили за звонившей в полицию хозяйкой магазина.
— Это просто ужасно, — говорила она в телефон. — Их тут шестеро. Да-да, считая ту мертвую. Ох, бедняжка!

Парни наконец немного расслабились и стали оглядываться по сторонам.
Эта была настоящая помойка. Такое чувство, что владельцы этого магазина собирали весь хлам, который им попадался под руку, и продавали его здесь. Непонятно, впрочем, кто у них это покупал. Морган с трудом мог представить, что у этой бабуленции могут быть за покупатели. За весь день они встретили только одну машину, и, судя по всему, ферм в округе тоже не имелось. Может быть, неподалеку все-таки находился город, как уверял Кемпер. В противном случае, совершенно непонятно, как эта старуха со скрипучим голосом до сих пор не разорилась.
В магазине было жарко и грязно — точно так же, как и снаружи. Ни о каких кондиционерах здесь, видимо, вообще не слыхали, а товар выглядел так, словно его раскладывал слепой. Из продуктов здесь продавалось главным образом мясо. Морган нашел полку, на которой не лежало ничего, кроме говядины — вяленая говядина и соленая говядина, с костями и без костей. Морган толкнул Энди локтем.
— Эй! Не хочешь ли мясца?
Энди ухмыльнулся и показал на другую полгу, где тоже были выставлены разнообразные мясные деликатесы: говяжий язык, рулька, зельц. Энди тут же вспомнил о скотобойне и о том, что Морган вегетарианец.
— А вегетарианцы едят зельц? — спросил Энди.
Не будь Морган настолько обкуренным и услышь он этот вопрос при других обстоятельствах, он бы, наверное, хорошенько наподдал этому идиоту.
Как вегетарианец может есть зельц? Ты берешь голову, вычищаешь ее, выковыриваешь глаза и мозги, отрезаешь уши (что, впрочем, не обязательно), разбиваешь череп на несколько кусков и варишь их с травами и еще какими-то специями, затем вытаскиваешь и перемалываешь. Получившуюся массу заворачиваешь в марлю или ждешь, пока она не остынет и не затвердеет. Когда это дрянь, сделанная из мертвой головы, будет готова, можешь нарезать ее на аппетитные кусочки. Одним словом, поедая зельц, ты ешь чью-то голову, жуешь чье-то лицо. Так как можно спрашивать, подходит ли эта еда вегетарианцу?
Морган вздохнул. Тошнотворный запах обработанного мяса уже начинал его беспокоить. Честно говоря, в магазинчике воняло просто отвратительно.
Помимо мяса здесь продавались старая одежда и запчасти для автомобилей. Одежда была всех возможных стилей и размеров: мужские куртки, брюки и ботинки, женские платья — все, что захотите.
Кое-что оказалось несколько старомодным, а кое-что выглядело так, словно было только что куплено в магазине. То же самое можно было сказать и о запчастях. При других обстоятельствах Кемпер с удовольствием покопался бы в этих старых шинах, приводных ремнях, шлангах и проводах. И он, конечно, нашел бы что-нибудь полезное в этих коробках, наполненных свечами и зеркалами.
Но сегодня механик был далеко не в том настроении. Последние несколько часов оказались худшими часами в его жизни, и единственное, о чем парень мог сейчас думать, так это о том, как бы побыстрее избавиться от трупа, уладить все дела с полицией и отправиться в Даллас.
Он постукивал пальцами по грязному прилавку, ожидая, когда же Люда Мей закончит разговор.
— Почему бы вам сюда не приехать и не расспросить их обо всем самому? — произнесла она своим скрипучим резким голосом. Пауза. Она слушала, что ей отвечают.
— Ага… Ага…
Наконец хозяйка отвела трубку от своего уха и обратилась к Кемперу:
— Где-где вы ее подобрали?
Кемпер, нервно дергая свою бородку и с трудом сдерживая раздражение, ответил:
— Я ведь уже говорил вам, в десяти минутах езды к западу отсюда.
Люда Мей снова взялась за трубку.
— Где-то в трех милях к западу… Да.
Она повесила трубку и сплюнула комочек жевательного табака в стоящую на полу плевательницу.
Чертова дура!
— Когда полиция здесь будет? — спросил Кемпер.
Люда Мей молча смотрела механику прямо в глаза. Она, кажется, получала удовольствие оттого, что томила своего собеседника ожиданием.
— Шериф сказал, что направляется на старую фабрику Кроуфорда.
— Что?
Кемпер просто ушам своим не поверил. Что она сказала? Куда? У него в машине лежит мертвое тело, а копы разъезжают без дела по округу Тревис! Да в своем ли они уме?!
А старуха, что старуха? Она говорит все, как есть, — то, что ей сказал шериф. Разве она виновата, что парню не нравится то, что он услышал.
— Шериф хочет знать, — невозмутимо продолжала Люда Мей, — не желаете ли вы поехать в ту же сторону?
— Нет, черт возьми! Не желаем! — рявкнул Кемпер. Бред какой-то! Почему они должны гоняться за шерифом? Ведь это же его работа, он сам должен приехать на место происшествия.
Морган, расхаживавший между полками с вонючими мясными продуктами, внимательно слушал эту перепалку, которая становилась все жарче и жарче. Парень по-прежнему был под кайфом, но не настолько, чтобы не понять, какую фигню он слышит. А слышал он абсолютную фигню. Ему пришлось собрать все свои силы, чтобы сохранить спокойствие. Они возились-возились с этой чертовой девчонкой. Они притащили ее сюда, все сделали как по писанному, а теперь получается, что всем наплевать. Это уже слишком.
Они могли бы просто выкинуть эту мертвую девицу из своей машины, вот и все. Черт, с самого начала не нужно было с ней связываться. А теперь от них еще хотят, чтобы они мотались по каким-то проселочным дорогам в поисках какой-то чертовой фабрики, которая, вероятнее всего, не отмечена ни на одной известной человечеству карте. Что такого важного делает шериф? Тискает Петси и Долли? Черт! Черт-черт-черт!
— И часто в этом поганом городишке девчонки простреливают себе мозги? — крикнул он, подходя к прилавку, где стоял Кемпер.
Кемпер был потрясен не меньше Моргана. Он ожидал услышать нечто совсем иное.
— Мы не собираемся разъезжать по округу с МЕРТВОЙ ДЕВУШКОЙ В МОЕМ ФУРГОНЕ! — крикнул он.
Люда Мей взялась руками за прилавок, наклонила голову и вперила глаза в этих двоих. У них не было ни малейшего права приходить сюда и разговаривать с ней таким тоном. Она здесь у себя дома.
Энди понял, что дело приобретает дурной оборот. Он видел, что его друзья шокированы услышанным, однако он понимал и то, что отнюдь не старая леди была в этом виновата. Если на кого и следовало кричать, так это на шерифа. Но и про шерифа они знали слишком мало. Может быть, у него было что-то действительно срочное, а мертвая девушка, мертвая девушка уже никуда не денется.
Энди быстро подошел к прилавку и положил руки на плечи своих товарищей.
— Извините, мадам, — мягко, но решительно сказал он, а затем обратился к своим друзьям: — Успокойтесь.
Кемпер посмотрел на друга, советующего им успокоиться, и вздохнул. Морган послушался и отошел от прилавка, но когда Кемпер попытался еще раз обсудить услышанное с хозяйкой магазина, он вновь был готов ввязаться в перепалку.
— Но почему шериф не может сам приехать сюда? — заныл Кемпер.
— Не сказал, — холодно ответила Люда Мей. — Пройдет несколько часов, прежде чем он сможет это сделать.
Когда Кемпер услышал про «несколько часов», он не выдержал — наклонился над прилавком и выпалил прямо в лицо хозяйке:
— Ну, уж увольте! Проторчать здесь несколько часов мы не можем!
Но Люда Мей стояла и просто смотрела на него. Она ко всему отнеслась чрезвычайно хладнокровно. В конце концов, Кемпер просто мальчишка. У нее нет ни сил, ни желания реагировать на его вопли. Пусть хоть целый день кричит, ей наплевать.
Женщина преспокойно сложила руки на груди и посмотрела в глаза своему собеседнику. И когда тот перестал вопить, она холодно заявила ему:
— Что вы будете делать — это ваше дело.
Все, разговор окончен. Вариантов не много: они могут ехать на фабрику Кроуфорда и искать там шерифа или часа два ждать его здесь вместе с Людой Мей, ее старыми автозапчастями, дурацким зельцем и вонючим дыханием.
Кемпер выбежал на улицу. Он даже сказать не мог, как его все это достало. Энди и Морган последовали за ним, оставив Люду Мей наблюдать за ними сквозь зарешеченные окна.
Тем временем Пеппер и Эрин договорились никому никогда не рассказывать про то, как они сходили в уборную на этой автозаправке, разве что под большой мухой или чтобы обыграть всех в игру «Самый ужасный в мире…».
Девушки не могли поверить в то, что им рассказал Кемпер. И что же им делать? С тех пор как они подобрали незнакомку, все у них шло кувырком. Все так и будет продолжаться, пока они не избавятся от мертвого тела. Они все еще были очень далеко от Далласа и теперь должны были выбирать — либо ехать искать шерифа, либо ждать, по крайней мере, часа два, пока он сам сюда не явится.
Всех уже просто тошнило от происходящего.
Просто бред какой-то. И все потому, что в этой дыре только один полицейский.
Эрин, Моргана, Энди, Кемпера и Пеппер — всех их уже достала эта грязная, вонючая автозаправка, поэтому они быстро пришли к единому мнению: нужно ехать искать шерифа. Ладно, решено. Разумеется, это отвратительно. Разумеется, это абсолютное безумие, но — и это было существенное «но» — чем скорее они найдут шерифа, тем скорее они избавятся от трупа. А чем скорее они это сделают, тем скорее смогут удрать отсюда и отправиться в Даллас. Что бы они ни делали, все равно получается какое-то дерьмо. Но если они сами поедут искать полицию, то, может быть, весь этот геморрой закончится несколько раньше.
Эрин делегировали вернуться в магазин и спросить у Люды Мей, как проехать на эту чертову фабрику. Оказалось, что очень просто. Эрин выслушала и решила, что ей не составит труда все запомнить.
Девушка не видела, что произошло между парнями и этой Бабушкой Зельц. С Эрин хозяйка была достаточно дружелюбна. Да, конечно, ее манеры оставляли желать лучшего, но чего можно ожидать от человека, который живет и работает в таком месте?
Нет, у Эрин с Людой Мей все прошло просто замечательно. Более того, хозяйка пожелала Эрин удачи и попросила передать привет шерифу Хойту. На это девушка ответила, что с удовольствием это сделает.

Фургон отъехал от автозаправки, подняв за собой облако пыли. Ребята снова куда-то ехали, но, к несчастью, все еще не в Даллас.
Они еще не проехали и сорока ярдов, как Эрин заметила узкую извилистую дорожку, уводящую влево от той дороги, по которой они ехали, и терявшуюся где-то за горизонтом. Люда Мей сказала, что они должны свернуть сюда, если хотят найти шерифа.
Если ребята думали, что дорога, по которой они ехали, раньше была ухабистой, то теперь им предоставилась уникальная возможность узнать, что означает это слово на самом деле. Поверхность дороги была вся в трещинах и буграх и к тому же — покрыта толстым слоем грязи. Кемперу, чтобы машину не слишком трясло, приходилось постоянно следить за дорогой. Деревья росли совсем рядом, по обеим сторонам. Кемпер улыбнулся: устроить бы здесь барбекю.
— Она уже воняет, — сказала Пеппер, кивая в сторону трупа.
Она и двое парней стояли прямо за передними сиденьями. Никому не хотелось отходить в заднюю часть фургона.
— Ну, пахнет не хуже, чем в том магазинчике, — заметил Морган, которого до сих пор тошнило от десятиминутной прогулки по магазину Люды Мей. — Вы видели, сколько там тухлого мяса?
Эрин не хотелось об этом вспоминать. Когда она зашла внутрь, чтобы узнать, как проехать на фабрику Кроуфорда, стоявший в магазинчике запах оглушил ее не хуже кузнечного молота. И это не было преувеличением.
— Морган, — предупредила она, — если меня снова начнет тошнить, то вытошнит прямо на тебя.
Но сейчас Моргану совершенно не хотелось ругаться, он внезапно понял, что напрасно они отправились искать шерифа. Парень видел, что Кемперу все труднее справляться с управлением и что места становятся все глуше и глуше. Черт, куда они едут! Всем прочим, судя по выражению лиц, путешествие тоже не доставляло удовольствия.
— Может, стоило все-таки подождать в магазине, — печально сказал Морган.
— Несколько часов? — напомнил ему Энди. — Нет уж, спасибо.

Сворачивать, казалось, было некуда, но чем дольше ребята ехали по этой бескрайней равнине, тем сильнее становилось ощущение того, что они потерялись. Все сидели тихо, как мышки, и оглядывались по сторонам в поисках хоть какого-нибудь знака, который укажет, где искать эту чертову фабрику или этого чертова шерифа. Особенно внимательно следила за дорогой Эрин. Люда Мей сказала…
Вот!
Вправо поворачивала покрытая гравием дорожка, она вела сквозь высохшую рощу: ежевика и плющ задушили росшие здесь деревья. Вот, сюда-то им и нужно. Об этой-то дорожке Люда Мей и говорила. Они на верном пути.
— Леди сказала, что эта дорожка приведет нас прямо к дому, — громко сказала Эрин, стараясь ободрить не только других, но и саму себя.
Кемпер покачал головой и повернул на эту тропу. Ему она не нравилась, очень не нравилась. Где-то в глубине души он надеялся, что Эрин ошиблась, так что они смогут повернуть обратно и найти правильную дорогу на фабрику.
Это было какое-то на редкость мерзкое место, причем чувствовалось это почти физически. Между прочим, Кемпер был удивительно толстокожим парнем. Раз уж он занервничал, то что говорить об остальных. Нервы у всех были напряжены до предела, они прислушивались к малейшим звукам и присматривались ко всему происходившему за окнами автомобиля.
Нет, вы только гляньте!
Прямо впереди, на обочине дороги лежала сломанная машина. Явно не первый месяц, потому что она уже почти заросла травой. Кемпер не смог точно определить, что это за автомобиль, но ему показалось, что «форд». Черт разберет, как он сюда попал, но это, по крайней мере, значит, что здесь живут люди. Видимо, они и правда на верном пути. Может быть, это старая машина того самого Кроуфорда, фабрику которого они ищут. Так делают многие фермеры: просто оставляют свой автомобиль гнить в каком-нибудь заброшенном уголке своей земли.
У Энди энтузиазма было значительно меньше. Да, он видел брошенную машину, но до сих пор не заметно никаких следов ни фабрики, ни шерифа.
— Я не знаю, как вы, ребята, — начал он, — но я не нанимался все выходные таскать по прерии этот чертов труп.
Тишина — и вдруг все рассмеялись.
Господи, Энди совершенно не собирался острить, но как-то все вдруг сошлось: это место, Люда Мей, мертвая девушка, заброшенная машина, — что произнесенная Энди фраза оказалась очень к месту — сознание абсурдности всего происходящего принесло внезапное облегчение.
Все еще смеялись, когда Кемпер внезапно воскликнул:
— Эй! Что это?
Все посмотрели вперед.
Сквозь ветви высохших деревьев они увидели нечто напоминающее здание.

Мы Вконтакте