Книга Техасская резня бензопилой читать онлайн



Глава 9

— Господи! Как было бы чудесно, если бы весь этот день оказался просто-напросто сном!
Уже вечерело. Пеппер вспоминала сон, который она часто видела еще ребенком.
Она опаздывает в школу. Осталось всего пять минут до начала занятий. Девочка выбегает из дому и тут замечает, что забыла учебники. Приходится снова возвращаться. Но когда Пеппер снова выходит из дома, уже с книгами, оказывается, что она совершенно голая.
Приходится идти обратно, чтобы одеться. Но она никак не может найти одежду. А когда находит, то никак не может ее надеть — путается в ней, снимает и снова надевает. Пеппер прекрасно осознает, что пять минут давным-давно вышли. Когда девочка, уже одетая, выбегает из дома и спешит к автобусу, то оказывается, что она забыла дома домашнее задание.
Сон этот кончался, только когда Пеппер просыпалась. Она так и не добиралась во сне до школы. Девочка продолжала забывать дома все новые и новые вещи и никак не могла избавиться от чувства страха и отчаяния — страха опоздать на занятия и отчаяния от мысли при том, что она все делает не так и обязательно опоздает.
К сожалению, теперь, когда Пеппер сидела рядом с Морганом возле входа на заброшенную фабрику, проснуться было нельзя: это не сон. Но чувство страха и отчаяния оказалось то же самое, как в том старом, детском сне.
Морган посмотрел на нее и улыбнулся.
— Все будет хорошо, — сказал он и обнял Пеппер за плечи. Но девушка отодвинулась.
Морган смутился и стал смотреть себе под ноги — и тут он увидел, что по земле что-то катится. Прямо к ним! Что бы это ни было, оно определенно выкатилось из дверей фабрики — изнутри, из царства теней.
Пеппер закричала!
Морган схватил ее за руку. Всего лишь на секунду. Просто для того, чтобы она остановилась и посмотрела.
Это оказался всего-навсего старый, грязный, потрепанный мячик.
Морган вошел внутрь. Теперь на фабрике стало еще темнее, чем было в прошлый раз, но Морган хорошо, различил, откуда этот мячик прикатился. На старом кресле, недалеко от входа, сидел Иедидиа. Он раскачивал ногами и потирал ладони о подлокотники кресла.
— Никогда не подкрадывайся так к людям! — крикнула Пеппер. Ее всю трясло. За последние несколько часов единственной эмоцией, которую она испытывала, был страх.
Подкрадываться было главным занятием в жизни Иедидиа: сегодня, по крайней мере, он только этим и занимался, когда, конечно, не тыкал палкой в мертвое тело и не задавал безумные вопросы. Однако как раз сейчас мальчик ни к кому не подкрадывался, он тихонечко сидел в своем кресле. Спустя несколько секунд он робко спросил:
— А правда, что у вашей подруги будет ребенок?
Господи! Он подслушивал их разговоры с того самого момента, как они только-только сюда приехали!
Тут Морган не выдержал, хватит потворствовать этому мальчишке!
— Будь так добр, малыш, убирайся отсюда!
Иедидиа даже не пошевелился.
— Надеюсь, что это будет мальчик.
— УБИРАЙСЯ! — крикнул Морган.
Его уже тошнило от всех этих сумасшедших, сбежавших то ли из цирка, то ли из психушки.
Они уже целый день пытаются — и очень успешно! — вывести Моргана из себя. Зачем этому ублюдку нужно, чтобы у Эрин родился мальчик? Чтобы из него вырос такой же грязный, жалкий идиот, как он сам?
Иедидиа выбежал из здания, по пути подобрал мяч и стал бросать его впереди себя, догонять и снова бросать. Даже теперь, когда мальчишку прогнали, он не переставал играть в какие-то свои одинокие игры.

Вокруг дома Хьюитта царила тишина.
Через час стемнеет, ветер уже успокоился, он лишь тихонько шуршал листьями деревьев.
Старик Монти поливал свой небольшой садик, располагавшийся прямо за домом. В руке у старика была лейка, он осторожно наклонялся и лил воду на грядки. Под колесами коляски резвилась собачка. У этих двоих за спиной был еще один хорошо прожитый день.
На ветру развевались белоснежные простыни, постельные принадлежности и другое белье — сегодня выдалась чудесная погода, просто созданная для того, чтобы сушить белье. За лужайкой, где были развешаны вещи, возвышался сарай.
— Кемпер!
Опять этот голос…
Старик мгновенно перестал поливать цветы и поднял глаза, по его сжатым губам промелькнула довольная усмешка.
Собака залаяла.
Кто-то подошел к дому, но старик уже знал, кто это: он запомнил голос этой девушки.
Эрин вышла из-за угла кирпичного здания. Судя по всему, девчонка одна. Неужели ей так и не удалось найти своего болтливого приятеля? Вот бедняжка!
— Здравствуйте! — нервно улыбнулась Эрин. — Это опять я.
Собачка подбежала к девушке и залилась пронзительным лаем. Честное слово, Эрин никогда в жизни не обижала животных, но сейчас ей больше всего хотелось хорошенько пнуть эту волосатую маленькую шавку.
Монти поставил лейку на землю и направился к своей гостье, чтобы выяснить, что еще ей от него надо.

Энди следил за всем происходившим, притаившись в высокой траве. По плану Эрин должна была отвлечь старикана, а он тем временем — забраться в дом и поискать там Кемпера.
Все это придумала Эрин. Дурацкий, конечно, план, но когда они все вместе обсудили произошедшее, то пришли выводу, что ничего лучше в сложившихся обстоятельствах все равно придумать не смогут. В последний раз девушка видела Кемпера на крыльце дома Хьюитта. На заброшенной фабрике он больше не показывался, на кладбище автомобилей его тоже не оказалось… Где же еще его было искать?
Да, кстати, Эрин сказала, что старик показался ей немного подозрительным. Монти Хьюитту было, судя по всему, совершенно наплевать, что случилось с Кемпером. И Эрин по-прежнему не знала, что за звук она услышала, когда возилась с Монти в ванной. Но подозревала, что тот шум мог быть как-то связан с Кемпером. Может быть, он бродил сейчас где-нибудь вокруг дома? Может быть, с ним что-нибудь случилось?
Как бы то ни было, единственный способ проверить, нет ли Кемпера в доме, — это пойти и поискать его там самим. Не было никакого смысла спрашивать об этом у Монти, потому что, если верить рассказам Эрин, этому старику на инвалидной коляске не стоило доверять.
И вот они явились сюда, чтобы осуществить вышеописанный план. Морган и Пеппер остались сторожить фургон: не хватало еще, чтобы с машиной что-нибудь случилось! К тому же они оба оказались слишком напуганы — никакой пользы от них все равно бы здесь не было. Только бы мешали: уж лучше Энди и Эрин будут вести расследование вдвоем. Кроме того, и Пеппер и Морган довольно ясно показали, что им сейчас совершенно наплевать на то, что там происходит с Кемпером.

Когда Энди удостоверился, что Эрин полностью завладела вниманием старика, он покрепче зажал в руке монтировку и побежал ко входу в дом. Дверь была открыта. Энди проскользнул внутрь и оказался в длинном коридоре. Отполированные половицы поскрипывали у него под ногами.
— Кемпер! — прошипел он.
Как сделать так, чтобы тебя услышали, но при этом не шуметь. Сложность номер один.
Энди заглянул в гостиную. Пусто. Никого нет, только мебель в чехлах.
Он вернулся в коридор и стал дергать за ручки других дверей: половицы скрипели под ногами — безотказная сигнализация. Если дома кто-то есть, то он уже знает, что Энди здесь бродит.
Проходя мимо ведущей наверх лестницы, парень заметил на стене странное украшение. Череп грызуна с колокольчиками. Какое-то безумие, в том же самом стиле, что и все, что они видели на старой фабрике. Кроме этого черепа здесь не было ничего привлекающего внимание. Пол около лестницы оказался прекрасно отполирован, как и везде на первом этаже.
Энди заглянул еще в пару комнат, пока наконец не добрался до кухни, которая располагалась ближе к концу коридора.
Очень странное место.
Кемпера здесь точно не было, но Энди почему-то показалось, что следует зайти внутрь и хорошенько осмотреться. Все выглядело более или менее обычно: стол, горшки, сковородки, плита, старинная мясорубка, стоящая на столе. Нет, совсем не это привлекло внимание Энди. Вот что странно: кто-то прикрепил к потолку кухни пружины от матрасов.
Куда бы Энди ни посмотрел, везде в белую штукатурку были вделаны пружины. Но что напугало парня больше всего, так это то, что на этих импровизированных крюках висели огромные куски мяса.
Тут была вяленая говядина, соленая говядина и еще много разного мяса, которое Энди не мог определить на глаз. Все это выглядело просто безобразно: хозяин не позаботился о том, чтобы куски выглядели хоть сколько-нибудь эстетично. Создавалось ощущение, что кто-то просто отрезал их от туши животного и прямо в таком виде сюда вешал.
Энди подошел и дотронулся до одного из этих кусков.
Это оказался длинный, узкий кусок, отрезанный то ли от ноги, то ли от бока животного — Энди не был в этом уверен. Но в чем парень был уверен (хоть и не работал мясником), так это в том, что мясо режут на куски поперек волокон, а не вдоль, как был отрезан этот кусок. Хотя «отрезан» это, наверное, слишком мягко сказано: этот клок мяса просто отодрали от туши. Мясо блестело в падавших через стекло лучах солнца, но оказалось, к удивлению Энди, совершенно высохшим.
Стоя на кухне, парень различал шум воды. Ага, раковина.
На краю эмалированной раковины лежала пара нейлоновых чулок. Энди подошел поближе и был неприятно поражен тем, что вода, которая с них стекала, оказалась розовой, тогда как сами чулки были светло-коричневого цвета. Возможно, они просто линяли. Все знают, что если смешать красную и зеленую краску, то получится коричневая. Или нет?
Молодой человек, продолжая убеждать себя в том, что ничего особенного он не увидел, отвернулся от раковины и направился к холодильнику, стоящему в дальнем углу комнаты.
Холодильник гудел, что казалось совершенно естественно: если гудит, значит, работает. Это была довольно большая штуковина — не только шире среднего человека, но и выше его. Больше всего она напоминала какой-то декоративный саркофаг. Парень знал, что не следует открывать холодильник. Но ведь не думаете же вы, что Энди серьезно рассчитывал увидеть там посиневшее лицо Кемпера? Искушение оказалось велико. Слишком любопытно было заглянуть внутрь. Черт побери, если люди, живущие здесь, полагают, что нормально развешивать мясо на пружинах, свисающих с потолка, то кто знает, что они хранят в холодильнике?
Сжав покрепче в руке монтировку и весь напрягшись, Энди открыл дверцу холодильника.
Ничего.
Несколько бутылок пива, кое-какая еда, и пара банок какой-то красной жидкости — лимонада, клюквенного сока или чего-то в этом духе. Холодильник оказался практически пуст.
Энди был даже несколько разочарован. Он и сам не знал, что именно он рассчитывал здесь найти, но уж никак не думал, что все окажется так чертовски нормально. Парень тихонько закрыл дверцу.
На холодильнике лежал забитый до предела чемодан, из него торчала какая-то одежда. Энди никак не мог понять, как он умудрился до сих пор его не заметить, и теперь молодой человек намеревался достать его оттуда и заглянуть внутрь. Если бы Энди спросили, он не смог бы ответить, что именно он рассчитывал там найти, но парень точно знал, что заглянуть внутрь совершенно необходимо. Там мог быть какой-нибудь ключ, что-нибудь касающееся Кемпера или даже той сумасшедшей девушки, что застрелилась сегодня утром.
Сжав зубы, Энди прислонился к холодильнику и вытянул руки, пытаясь достать чемодан.
Получилось!
Он дотянулся кончиками пальцев до ручки чемодана. Если бы он был хоть капельку повыше! Если бы он мог…
Ага, есть!
Юноше удалось ухватиться за ручку и потащить чемодан на себя — совершенно неожиданно для Энди чемодан слишком легко поддался его усилиям и упал прямо парню на голову.
Не меньшей неожиданностью оказалось и то, что чемодан не был закрыт. По всей кухне рассыпалось спрятанное в чемодане белье, однако выяснилось, что оно было положено туда исключительно для того, чтобы обезопасить от ударов банки с законсервированной вишней, которыми был битком забит чемодан. Одна за другой банки вывалились наружу — на голову неудачливому сыщику, на его дрожащие руки, прямо на пол. Все они разбились.
— Черт!
Звук десяти разбившихся стеклянных банок не мог пройти незамеченным: он был слишком громким.

— Энди?
Эрин, стоявшая в маленьком садике Монти с задней стороны дома, сразу же услышала звук бьющегося стекла. Девушка не могла точно определить, откуда донесся этот шум, но она точно знала, что он шел изнутри дома и был связан с Энди.
В какой-то момент ей показалось, что история повторяется заново: все точно так же, как было с Кемпером. В прошлый раз Эрин возилась с этим ненормальным стариком в ванной, затем она услышала странный звук, напоминающий удар огромного молота, — и с тех пор не видела Кемпера. И вот теперь все повторялось: она была вместе со Стариком Монти (теперь, правда, в саду) и снова услышала ужасный звук. На этот раз — звук разбитого стекла.
А что если и продолжение истории будет таким же, как в прошлый раз? Что, если она уже никогда не увидит Энди?
Имя Энди сорвалось с губ Эрин помимо ее воли. Девушка отвернулась от Монти и бросилась к дому.
Старик Монти крикнул ей вслед:
— Эй! Ты не можешь просто взять и войти в мой дом!
Эрин не знала, услышал ли старик тот звук, который так встревожил ее, но, честно говоря, ей было совершенно наплевать.
Девушка вбежала в дом (все здесь осталось точно таким же, как было днем) и, дергая за ручки и выкрикивая имя Энди, побежала вперед по длинному коридору, пока наконец не добралась до кухни, которая располагалась почти в самом его конце.
Господи! Энди лежал в луже кро… Вишневого варенья? Ничего удивительного, что в первое мгновение Эрин приняла ярко-красные ягоды за нечто другое — за то, о чем ей не хотелось даже думать, но о чем она постоянно думала.
— Что случилось? — спросила девушка. — Ты в порядке?
Энди выглядел ужасно смущенным:
— Ну, да.
Он стоял среди ягод и разбитого стекла, а вокруг — не забудьте об этом! — была разбросана одежда, вывалившаяся из чемодана. Пустой чемодан, разумеется, тоже был здесь. К счастью, одежда Энди, вроде бы, не испачкалась. Вишневый сок, сироп — или что бы это ни было — залил весь пол вокруг, но на Энди не попал.
— Ты нашел Кемпера? — спросила Эрин.
Энди покачал головой.
Внезапно Эрин заметила свисающие с потолка пружины с уродливыми кусками мяса на них.
Для нее это было слишком. Девушка развернулась и вышла из кухни обратно в коридор.
Энди последовал было за ней, но обнаружил, что его спутница стоит в нерешительности посреди коридора. Прямо за их спиной располагалась та его мрачная часть, где имелась странная металлическая дверь с подвижным глазком. Разумеется, Эрин рассказывала о ней Энди, но теперь, когда он увидел эту железную, исцарапанную заслонку собственными глазами, он все равно испугался. Может быть, все-таки стоит выбираться отсюда, пока у них еще есть такая возможность? В конце концов, план Эрин оказался не слишком удачным и с самого начала не заладился.
Тут в коридор въехал Старик Монти. Он ударил своей тростью об пол и закричал:
— Что вы делаете в моем доме?!
Его коляска занимала практически всю ширину коридора, и он, медленно поворачивая ее колеса, приближался к своим незваным гостям. Обойти старика не было никакой возможности. Он одновременно и прогонял их, и не позволял уйти.
Но Энди, как ни странно, и не хотел уходить. Он был молод, силен, а к тому же сжимал в руке монтировку. А что всему этому может противопоставить старикан? У него есть обрубки ног и дурацкая инвалидная коляска. Нет, пора прекратить это безобразие, пора разобраться раз и навсегда, что же здесь происходит.
Энди сделал шаг вперед и решительно спросил:
— Где мой друг?
Старик Монти посмотрел на Энди — и от одного взгляда его холодных глаз тот, кто только что был взрослым и сильным мужчиной, почувствовал себя жалким щенком.
— У тебя кишка тонка, тягаться со мной, мальчишка. Попридержи язык.
Коляска подъехала ближе.
Старик Монти медленно приближался к Энди, каждым своим движением дразня его, издеваясь над ним, бросая ему вызов.
Энди поднял монтировку:
— Не приближайтесь ко мне!
Тяжело дышал теперь Энди, а вовсе не Старик Монти. Это Энди, а совсем не беспомощный инвалид вдруг весь сжался от страха и отчаянно напрягал все свои мускулы.
Старик остановил коляску и рассмеялся.
— Маленький гаденыш, — начал он, насмешливо, на техасский манер растягивая слова. — Ты уже мертв, а все еще ерепенишься.
Эрин стояла плечом к плечу с Энди. Монти впервые стал им угрожать в открытую. Почему? Потому что они без спросу ворвались в его дом? Или потому что…
— Не приближайся! — крикнул Энди и угрожающе замахнулся монтировкой.
Старик даже не шелохнулся. Ближе он не подъезжал, но и отступать тоже не собирался. Инвалид просто сидел в нескольких ярдах от перепуганных детей и смотрел на них. А если этот мальчишка и дальше будет размахивать своим ломиком…
Старик Монти поднял свою трость и поманил ею Энди.
— Иди сюда, малыш, — прогудел он. — И отдай дедушке свою игрушку.
Затем он ударил палкой по лакированному полу.
Энди и Эрин совершенно инстинктивно сделали шаг назад и оказались прямо около металлической раздвижной двери.
— Что отдать? — крикнул Энди. Это просто какое-то безумие. Да что этот тип себе позволяет? Он совсем не собирался бить старика, но…
Старик Монти снова поднял свою трость и еще раз с размаху ударил ею об пол.
— Да он просто сумасшедший! — нервно заметил Энди.
Но Эрин не была в этом уверена. Хотя Старик Монти казался всего лишь силуэтом на фоне бьющего сквозь входную дверь света, девушка хорошо различала, какое кровожадное злорадство светилось в его глазах. Она не взялась бы определить, что это было, — признак безумия или просто-напросто злобы.
Инвалид продолжал колотить по полу тростью и смеяться: удар — смех — удар — смех — еще один удар — и опять — и снова, и снова. Проклятая палка!
Энди уже готов был наброситься на старика — оттолкнуть его коляску с дороги или ударить Монтио по голове монтировкой. Он не хотел, правда не хотел (мускулы Энди накачивал, чтобы быть привлекательнее для девушек, а не для того, чтобы бить стариков), но у него не оставалось другого выхода.
Даже Эрин, добрая и правильная Эрин, была теперь того же мнения. А что им еще оставалось делать? Этот старик просто сумасшедший. Он сидит, хихикает и бьет тростью об пол. Стучит и стучит, и…
СТУЧИТ!

Металлическая дверь у них за спиной с грохотом распахнулась, ударилась о стену, и тут же у всех троих заложило уши от рева какого-то мотора.
Эрин и Энди даже подскочили от неожиданности и ужаса, повернулись назад и увидели…
В дверях стояло какое-то ужасное, немыслимое чудовище. Этот монстр был просто огромен, он занял собой весь проход. Уродливый, как… как… как сам дьявол. На нем была надета страшная, разлагающаяся маска, сшитая из лица какого-то несчастного. В руках урод держал бензопилу.
Эрин закричала:
— Господи!
Но Энди крикнул еще громче:
— Блин!
Ребята не могли поверить своим глазам: неужели такое бывает в реальности? — но Эрин уже знала, что это чудовище и есть ответ на все их вопросы. Достаточно было только взглянуть на этого монстра, как все, что казалось им непонятным, обретало смысл, — совершенно ужасный смысл.
Энди поднял монтировку, намереваясь защищаться ею от надвигающегося урода. Но напрашиваться на драку с этим гоблином, вооруженным бензопилой, он не собирался: это тебе не старик в инвалидном кресле. Энди попятился, увлекая за собой совершенно потрясенную увиденным Эрин. Железные зубья бензопилы мелькали у них перед глазами, рычали, рассекая перед собой воздух, наполняя весь коридор запахом выхлопных газов.
Один вид Кожаного Лица совершенно парализовал Эрин. От страха девушка ничего не могла не только сделать, но даже сообразить. Инстинкт подсказывал Эрин, что лучше всего прижаться к стене, замереть и ничего не предпринимать. Двигалась она только потому, что ее тащил за руку Энди.
Энди был уже готов бежать отсюда, сломя голову. Может быть, хоть это их спасет. Может быть, этот урод слишком толст и неуклюж для того, чтобы их догнать. Может быть… Может быть… Единственное, что сейчас Энди знал наверняка, — это, что справиться с этим монстром ему не удастся, несмотря на все мускулы и долгие годы тренировок.
Им нужна помощь.
Энди повернулся и посмотрел на Монти. Тот просто трясся от смеха, раскачиваясь в своей коляске. В каких-нибудь десяти шагах за его спиной была дверь. Дверь! Дверь — это значит, свобода.
Энди схватил Эрин за руку и побежал.
В первый момент обоим показалось, что старый калека хочет уступить им дорогу. Он отъехал немного назад и прижался к стене, словно пропуская бегущих, но на самом-то деле инвалид просто решил занять более выгодную позицию.
Энди побежал. Один шаг, второй — и тут он споткнулся!
Парень с грохотом свалился на отполированные, скользкие доски пола, монтировка вылетела у него из рук и откатилась в сторону.
Энди обернулся. Черт! Черт-черт-черт! Трость!
Старый урод обманул его, обхитрил, как последнего сопляка. Монти подставил ему подножку!
Эрин! Что же будет с ней?
Звук бензопилы все ближе и ближе. Безжалостный, неослабевающий… Господи!
Когда Энди упал, он, естественно, выпустил руку Эрин. Девушка с ужасом увидела, что Старик Монти откатился в сторону и поставил одно из колес на выпавший из рук Энди ломик. Теперь старик стоял прямо у нее на пути.
Эрин не оглядывалась — на это у нее просто не осталось сил, а впрочем, это было и не нужно: она слышала звук бензопилы прямо у себя за спиной.
Энди попытался встать. Он протянул руку, чтобы выдернуть монтировку из-под колеса, но напрасно, она была хорошо прижата.
Старик Монти попытался ударить Энди тростью по голове, но промахнулся.
Эрин все отчетливо видела, но никак не могла поверить в реальность того, что видела: неуклюжий, жирный, повизгивающий монстр с бензопилой, повязанный фартуком из кожи его жертв. И бензопила, которая, не переставая, ревела за спиной — все ближе и ближе.
Эрин бросилась вперед. Еще секунда промедления — и они оба погибнут.
Борьба, крики, снова борьба и крики, смех старика, мычащий маньяк, тяжелые шаги, под которыми прогибаются половицы — и визг бензопилы, не замолкающий ни на секунду!
Господи! Он же убьет Энди! Парень все еще пытается вытащить из-под колеса свою монтировку. Он смотрит вниз. Он не видит! Энди не знает, что бензопила уже приближается к нему, что еще немного — и она разорвет тонкую серую футболку на его спине.
Эрин не могла этого допустить! Урод не обращал на нее внимания, потому что она ничего не делала. Он прошел мимо и направился к Энди, который представлял собой большую угрозу, чем слабая девушка. Энди!
Внезапно Эрин — ледяной ужас! — чуть не потеряла сознание — страшное озарение! — воссоздав все произошедшее — шок! — и представив на месте Энди Кемпера…
Представив Кемпера и этого урода с бензопилой.
С визгом она бросилась на Старика Монти и вцепилась своими острыми ногтями ему в пах.
Ей не составило сориентироваться, что надо, и вцепиться, во что надо.
Старик Монти взвыл и повалился назад.
Коляска откатилась в сторону — и Энди смог достать свой ломик.
Но… но Кожаное Лицо уже был здесь, прямо над ними!
ЭНДИ!
Энди схватил монтировку, перевернулся на спину и выставил вперед свое жалкое оружие, и очень вовремя, потому что в этот момент на него обрушилась бензопила. Она визжала, как безумная, в разные стороны летели искры — и все это лишь в нескольких дюймах от лица несчастного, совершенно перепуганного парнишки. Бензопила и монтировка сталкивались снова и снова, но это неравное сражение скоро должно было закончиться: Энди уже начинал выдыхаться.
— Эрин! Беги отсюда! БЕГИ! — крикнул, задыхаясь, Энди.
Эрин не хотелось бросать друга, но что ей оставалось делать? Ведь кто-то должен вернуться и рассказать о произошедшем всем остальным. Кто-то же должен найти шерифа и привести его сюда. Если ни Энди, ни Эрин не вернутся, то все будет, как в прошлый раз, как в случае с Кемпером. Морган и Пеппер либо заберутся в фургон и уедут, либо придут сюда, в дом Хьюитта, и погибнут. Эрин не могла допустить ни того, ни другого варианта развития событий.
Неожиданно для самой себя Эрин оттолкнула в сторону по-прежнему скулящего калеку (он обделался от боли и ужаса, и его штаны были теперь все мокрые от мочи) и бросилась по коридору к дверям, к свету, к свободе.
Скоро она уже была снаружи.

Энди вовремя велел Эрин убегать.
Монтировка уже почти сломалась, еще немного, и этот сумасшедший урод с бензопилой прикончит его. Встанет над ним, сожмет ногами и распотрошит своей бензопилой, как какую-нибудь свинью. Стоит подпустить его чуть ближе — и все, игра окончена.
Но Энди был далеко не прост и уж намного умнее любой свиньи: парень наблюдал за тем, как движется его противник. Маньяк не просто приближался к своей жертве, он прыгал и танцевал вокруг нее: создавалось ощущение, что он сам с трудом контролирует свои конечности. Неуклюжий, неловкий, бестолковый… Если Энди…
«ПОРА!»
Энди извернулся и пнул уродца в ногу — бензопила отскочила в сторону и врезалась в стену.
Кожаное Лицо закрутился на одном месте, и вместе с ним крутилась бензопила: она рычала и завывала, а в разные стороны летели щепки и клочки обоев.
Энди отполз в сторону от потерявшего равновесие монстра, который одновременно пытался не упасть и не выпустить из рук бензопилу — непростая задача для такого неповоротливого громилы. «Сейчас или никогда!»
Юноша вскочил на ноги и бросился прочь.

Эрин уже давным-давно скрылась, когда Энди выскочил на крыльцо, захлопнув за собой входную дверь.
Нельзя было терять ни секунды: бензопила уже крушила запертую дверь. Еще немного — и маньяк разнесет все в клочья и выберется наружу. Дверь — не преграда для бензопилы.
Энди бежал, что есть сил. Он был уверен, что уже почти спасен: здоровый, накачанный парень, ему не составит труда убежать от этой жирной свиньи.
Но звук бензопилы все приближался и приближался — Энди отчетливо это слышал.
Перепуганный юноша оглянулся назад и увидел огромную тушу, которая, пыхтя, переваливаясь с боку на бок и повизгивая, как эпилептик во время припадка, спешила за ним в клубах зловонного дыма.
Впереди виднелся выкрашенный в белую краску частокол. Дело происходило примерно там же, где Эрин незадолго до того пыталась отвлечь внимание Монти, чтобы Энди смог пробраться в дом. Парень прекрасно видел развешенное на лужайке белье, мирно сохнувшие простыни…
Энди одним прыжком перемахнул через забор.
Бензопила проделала в заборе дырку.
Энди побежал вперед, и скоро и он, и его преследователь скрылись среди сохнувших простыней.
Энди был хотя и крепким, но худым и подвижным. У преследователя не оставалось ни малейшего шанса догнать его среди всех этих раскачивающихся простыней: парень нырял и маневрировал среди сохнувшего белья с невероятной ловкостью.
Энди поворачивал налево, резко бросался направо, проскакивал под простынями, бегал из стороны в сторону среди и без того довольно хаотично развешанного белья.
Бензопила носилась среди белья, как торнадо, режа и круша все без разбора.
Энди оглянулся, чтобы проверить…
— Ой!
Парень врезался в очередную простыню, бельевая веревка впилась ему в горло — и он упал на спину. Веревка оборвалась, и все полетело вниз.
У Энди не было времени ругать собственную глупость и неповоротливость: звук бензопилы постоянно напоминал ему о том, что нужно спасать свою жизнь, а не то его ждет жалкая судьба коровы на скотобойне.
Энди попытался подняться на ноги, но безуспешно.
«Веревка! Проклятая веревка! Господи!»
Он как-то умудрился запутаться в упавшем белье! Просто смешно! Слишком глупо, чтобы быть правдой!
Лежа на земле, Энди видел все, что происходит под развевающимися простынями. Он видел траву, стволы деревьев и два огромных, тяжелых ботинка, и грязные, заляпанные грязью штаны. Монстр шел к нему. Прямо к нему.
Энди дернулся, извернулся…
Бензопила ревела и задыхалась! Все ближе и ближе!
«Все, свободен!»
Энди удалось освободиться. Он вскочил на ноги, бросил на землю проклятую веревку и…
А звук бензопилы все приближался и приближался, становился все громче и громче…
Внезапно белые простыни оросила кровь: капли крови, словно странные, редкие камни, упали на чистую ткань.
Бензопила отрезала Энди левую ногу чуть ниже колена.
Энди закричал и споткнулся.
Юноша все еще пытался спастись: он стонал, но продолжал куда-то двигаться, пусть на одной ноге, пусть ценой невообразимых усилий, — куда угодно, лишь бы выбраться из этого проклятого места, лишь бы спастись от…
Лезвие бензопилы продолжало вращаться — отрезанная нога полетела обратно, прямо в лицо Энди.

Мы Вконтакте