Книга Инкарцерон [Профессиональный перевод!] читать онлайн

Инкарцерон [Профессиональный перевод!]
Автор: Кэтрин Фишер
Жанр: Фантастика, Фэнтези
Аннотация:




1




Кому под силу обозреть бескрайний мир Инкарцерона,
Его проходы и мосты, и пропасти без дна?
Лишь тот, кто был рожден свободным,
Познать способен пределы темницы.

Песни Сапфика


Финн лежал ничком посреди мощеного прохода, чувствуя щекой ледяной холод камней. Тяжелые оковы на широко раскинутых руках едва позволяли двигать кистями. Лодыжки обвивала толстая цепь, уходившая к ввернутому в пол кольцу. Из-за сдавленной груди трудно было дышать. Бессильно распростершись на полу, он ждал.
Обыватели наконец-то приближались. Сперва Финн всем телом ощутил колебания. Вначале едва заметные, они становились все сильнее и сильнее, отзываясь в каждом нерве и заставляя ныть зубы. Потом из темноты послышался шум — грохот повозок и глухой лязг обитых железом ободьев. С трудом повернув голову, Финн стряхнул с глаз грязные лохмы волос и взглянул на два параллельных желобка, проходивших под его туловищем. Он был прикован прямо на колее.
На лбу у него проступили капельки пота. Уцепившись рукой в перчатке за обындевевшие звенья цепи, он с трудом приподнялся, хватая ртом едко пахнувший смазкой воздух.
Кричать пока не имело смысла. Обыватели еще слишком далеко, чтобы услышать его за всем этим шумом. Надо точно определить момент, когда они окажутся внутри обширного зала. Потом будет уже поздно — повозки не успеют затормозить, и тогда ему конец. Финн изо всех сил старался не думать о другом варианте — его увидят и услышат, но не сочтут нужным остановиться.
Вспыхнули огоньки фонарей в руках идущих. Финн сосредоточенно считал: девять, одиннадцать, двенадцать. Для верности и чтобы отвлечься от поднимавшейся в горле тошноты пересчитал еще раз.
Уткнувшись лицом в рваный рукав, он лежал и вспоминал, как Кейро напоследок с ухмылкой похлопал его по плечу и, проверив замок, исчез во мраке.
— Кейро… — горько прошептал Финн.
Звук, прошелестев, затерялся в просторах залов и галерей, которые он не мог видеть. В воздухе висел туман, оставляя во рту металлический привкус. Повозки с лязгом и скрипом приближались. Из темноты уже возникали устало бредущие фигурки, закутанные так, что невозможно было разобрать — дети это или древние, скрюченные в три погибели старухи. Скорее, первое — стариков обычно сажали наверх, вместе с грузом. На передней повозке болталось истрепанное черно-белое полотнище с изображением птицы, держащей в клюве серебряную молнию.
— Стойте! — крикнул Финн. — Эй! Я здесь!
От страшного грохота сотрясался пол. Ощущая эту дрожь всем телом, Финн сжимал кулаки и стискивал стучавшие друг о друга зубы. Все вокруг наполнилось громыханьем массивных, стремительно движущихся повозок, запахом пота множества толкавших их людей, звяканьем поклажи. Прикованный затих, выжидая. Он почти не дышал. Только не поддаться смертному ужасу, не позволить страху взять над собой верх — ему, Финну Звездовидцу, это под силу. Внезапный приступ паники бросил его в холодный пот. Вскинувшись в своих цепях, Финн завопил:
— Вы что, оглохли?! Остановитесь, остановитесь же!
Движение даже не замедлилось. Грохот стал невыносимым. Финн кричал, бился и рвался из последних сил, чувствуя неотвратимо близившийся мучительный конец. Повозки надвигались, увеличиваясь в размерах, заслоняя собою весь мир, грозя вот-вот перемолоть его тело.
Вдруг Финн вспомнил — светильник! Крохотный, но все же. Кейро еще проверял, на месте ли он. Ухватившись за цепь, Финн повернулся набок и запустил руку под одежду. Напрягая мышцы, чувствуя, как сводит запястье, он пытался дотянуться до своего спасения. Наконец пальцы коснулись узкой холодной трубки.
Гул повозок сотрясал его от головы до ног. Финн поспешно выхватил светильник, но не удержал в руках и выронил. Тот откатился в сторону — недалеко, но рукой все же не достать. Выругавшись, он весь изогнулся и все-таки ухитрился нажать на него подбородком.
Сверкнул лучик света. Финн с облегчением вздохнул, но повозки двигались все так же неумолимо, хотя он был уверен, что его заметили. Не могли не заметить: в громыхающей тьме огромного зала светильник сиял яркой звездой. Финн чувствовал, что Инкарцерон сквозь хитросплетения своих залов, галерей и лестниц наблюдает за ним, что ему известно о грозящей юноше опасности, но он и не подумает вмешаться. В грохоте повозок ему слышался хриплый хохот Узилища.
— Я знаю, ты видишь меня! — в отчаянии заорал Финн.
Колеса в рост человека с пронзительным скрипом катились по желобкам, выбивая фонтаны искр. Вскрикнул высокий детский голос, и Финн с громким стоном сжался в комок, зная, что все кончено, что план провалился. Визг и скрежет тормозов ударил в уши, казалось, пронзил насквозь.
Колеса все надвигались, увеличиваясь в размерах. Они уже нависали над ним.
И остановились.
Финн не мог пошевелиться, весь обмякнув от пережитого ужаса. В круге света ему была видна лишь заклепка величиной в кулак у поблескивавшего смазкой железного обода.
Откуда-то сверху прозвучал голос:
— Как твое имя, Узник?
Финн кое-как поднял голову. В темноте вокруг виднелись смутные силуэты нескольких фигур, лица которых скрывали капюшоны.
— Финн. Меня зовут Финн, — едва прошептал он и сглотнув, продолжил чуть громче: — Я уж решил, вы не остановитесь…
Послышалось неясное бормотание, потом кто-то сказал:
— По-моему, он из Отребья.
— Нет! Прошу, помогите мне подняться! — Никто не ответил ему, не двинулся с места. Набрав побольше воздуха, Финн с трудом произнес: — Эти, из Отребья, напали на наше Крыло. Моего отца убили, а меня бросили здесь на произвол судьбы. — Сжимая ржавые звенья цепи, он пытался унять бешено стучавшее сердце. — Умоляю, сжальтесь надо мной.
Один из них подошел ближе. У самого лица Финна остановился грязный башмак с заплатой на носке.
— Что за шайка напала на вас?
— Они называли своего главаря Йорманрих Вождь, а себя — Дружиной.
Подошедший сплюнул. Плевок шлепнулся прямо у уха Финна.
— Этот полоумный душегуб!
Почему ничего не происходит? Финн отчаянно завозился в цепях.
— Пожалуйста! Ведь они могут вернуться!
— Мое мнение — переедем его, и дело с концом. Что нам до него?
— Мы Обыватели, а не Отребье.
К удивлению Финна, голос принадлежал женщине. Под дорожным плащом на ней было надето что-то шуршащее, шелковое. Она опустилась рядом с юношей на колени и рукой в перчатке натянула цепь. Его запястье кровоточило, на давно не мытой коже остались следы ржавчины.
— Маэстра, послушай… — с беспокойством начал было мужчина.
— Принеси инструменты, Сим. Немедленно.
Она наклонилась к Финну:
— Не беспокойся, я не оставлю тебя здесь.
Он взглянул на нее, выворачивая шею. На вид около двадцати лет, рыжие волосы, темные глаза. На секунду Финн ощутил исходивший от нее едва уловимый запах мыла и тонкой шерстяной материи, запах, который поразил его в самое сердце и всколыхнул память, вскрыл черный, наглухо запертый ящик в душе.
Комната. Потрескивающие в очаге яблоневые сучья. Кусок кремового пирога на фарфоровом блюдце.
Должно быть, женщина заметила смятение на его лице: заботливо посмотрев на него из-под капюшона, она добавила:
— С нами ты будешь в безопасности.
Финн смотрел на нее, не в силах вздохнуть.
Детская. Стены из камня. Роскошные алые занавеси.
Торопливо подошедший мужчина зажал цепь между лезвиями огромных кусачек.
— Глаза прикрой, — проворчал он.
Финн уткнулся лицом в рукав, остро ощущая присутствие всех, кто столпился вокруг. На мгновение ему показалось, что близится один из его припадков: закрыв глаза, он с ужасом почувствовал знакомое головокружение. Волной нахлынул жар, рот наполнился слюной. Стараясь не поддаваться, Финн вцепился в разрезаемые цепи. Воспоминания ускользали. Картинка комнаты, освещенной огнем камина, пирога с крошечными серебряными шариками на блюдце с золотой каймой, меркла, уступая место ледяной мгле Инкарцерона, шедшей от колес вони металла и смазки.
Наконец цепи, звякнув, соскользнули с рук Финна. Он кое-как поднялся, глотая воздух. Женщина, взяв его ладонь, взглянула на стертое запястье.
— Нужно перевязать.
Финн замер, не в силах пошевелиться. Ее пальцы, чистые и прохладные, коснулись полоски обнаженной кожи между разорванным рукавом и перчаткой. Женщина смотрела на крохотную татуировку в виде коронованной птицы.
— Обыватели не носят таких меток, — нахмурилась она. — Это похоже на…
— На что? — тут же напрягся он. — На что она похожа?
Откуда-то из глубины зала послышался глухой рокот. Цепи уже сползли и с ног Финна. Человек с кусачками, склонившись над оковами, неуверенно произнес:
— Странно как-то. Эта заклепка вроде не держится…
Маэстра все еще смотрела на птицу.
— Похоже на тот кристалл.
Сзади кто-то вскрикнул.
— Что еще за кристалл? — допытывался Фини.
— Который мы нашли. Весьма необычный.
— И на нем тоже изображение? Точно?
— Да. — Она в замешательстве повернулась и взглянула на заклепку. — Так ты на самом деле не…
Нужно выяснить все до конца, а значит, она должна остаться в живых. Финн схватил женщину за руку и потянул на пол.
— Пригнись, — прошипел он и со злостью добавил: — Ты так и не поняла? Это ловушка.
На миг их глаза встретились. Удивление в ее взгляде сменилось ужасом. Одним движением вывернувшись из его рук, Маэстра поднялась и крикнула:
— Бегите! Спасайтесь!
Но уже с грохотом отворялись зарешеченные люки в полу; выбрасывая наверх оружие, хватаясь руками за камни и подтягиваясь, оттуда выскакивали нападавшие. Финн тоже не стоял на месте. Опрокинув своего освободителя, он, дернув ногой, сбросил фальшивые оковы. Услышав предостерегающий крик Кейро, снова кинулся на пол, успев заметить просвистевший над головой клинок, перекатился и огляделся.
Зал заволокло черным дымом. Обыватели, крича, пытались укрыться за толстыми колоннами. Бандиты из Отребья, уже вскарабкавшиеся на повозки, без разбора палили по убегавшим. Дула грубых кремневых ружей вспыхивали красным, едко пахло порохом.
Финн никак не мог отыскать взглядом Маэстру. Возможно, она уже убита, а может быть, сбежала. Он почувствовал толчок — кто-то сунул ему ружье. Кажется, это Лиз, хотя он не мог сказать точно — все нападавшие были в глухих черных шлемах.
Наконец он заметил ту, которую искал. Женщина заталкивала детей под переднюю повозку; схватив испуганно ревевшего малыша, она почти швырнула его туда. Небольшие сферы, при падении на пол растрескивавшиеся как яйца, испускали разъедавший глаза газ. Финн вытащил свой шлем и натянул его на голову. Влажные прокладки, закрывавшие нос и рот, позволили снова дышать свободно. Все вокруг стало красным, четко проступили очертания фигур. Финн увидел, что Маэстра держит ружье — она тоже сражалась.
— Финн!
Голос принадлежал Кейро, но юноша проигнорировал окрик. Подбежав к повозке, он нырнул под нее и схватил Маэстру за руку. Та повернулась, и он выбил оружие у нее из рук. Издав разъяренный вопль, женщина потянулась к его лицу. Когти, которыми оканчивались перчатки, заскребли по шлему. Финн потащил ее наружу, отбиваясь от хватавшихся за одежду и лягавшихся детей. С повозки градом сыпалась провизия, сбрасываемая его соратниками. Припасы тут же ловко подхватывали и отправляли вниз по подвешенным к раскрытым люкам матерчатым желобам.
Вдруг зазвучала сирена. Инкарцерон пришел в движение. Гладкие панели на стенах сдвигались в сторону; вверху что-то щелкало и из-под невидимого свода ударяли лучи яркого света. Они метались по всему помещению, выхватывая из темноты фигуры Отребья, бросившиеся врассыпную, словно крысы. По полу от них тянулись длинные резкие тени.
— Уходим! — завопил Кейро.
Финн толкнул свою пленницу вперед. Совсем рядом с ними луч пронзил бегущего в панике человека, и тот в мгновение ока беззвучно превратился в пар. Дети в ужасе взвыли.
Маэстра обернулась, отыскивая глазами жалкие остатки своих людей. Она все никак не могла отойти от пережитого потрясения. Финн подтащил ее к люку.
— Прыгай, — пристально глядя ей в глаза, выдохнул он. — Или умрешь.
Он уже решил было, что женщина и впрямь предпочтет смерть, однако она, плюнув ему в лицо, рывком освободилась и бросилась вниз. Вспышка белого пламени ударила по камням, и Финн, не медля ни секунды, соскочил следом.
Натянутый желоб был из прочного неокрашенного шелка. Проскользив вниз с быстротой, от которой захватывало дух, Финн вылетел с противоположного конца и приземлился на груду награбленного. Помимо мехов в куче попадались и довольно чувствительно ощущавшиеся металлические предметы.
Маэстру уже оттащили в сторону. Не обращая внимания на ружье, приставленное к ее голове, она презрительно смотрела, как Финн, морщась от боли, поднимается с кучи. Сверху прибывали все новые и новые бандиты, с добычей. Кто-то хромал, кто-то и вовсе едва дышал. Последним, ловко приземлившись на ноги, из желоба выскочил Кейро.
Решетки захлопнулись, желоба упали вниз. Неясные фигуры вокруг, срывая шлемы, кашляли и жадно хватали воздух. Кейро медленно стянул свой. Его красивое лицо было покрыто пылью. Финн стремительно повернулся к нему.
— В чем дело? — яростно бросил он. — Почему так долго? Я чуть с ума не сошел от страха.
Кейро улыбнулся.
— Спокойно. У Акло никак не ладилось с газом. Но ты их как раз задержал своей болтовней. — Он взглянул на женщину. — А эта нам зачем?
Финн, все еще раздраженный, пожал плечами:
— Будет заложницей.
— С заложниками слишком много возни. — Кейро повелительно дернул головой, и человек, державший Маэстру на мушке, взвел курок.
Лицо женщины побелело.
— То есть за то, что я рисковал своей шкурой там, наверху, мне не причитается ничего сверх обычной доли? — ровным голосом спросил Финн, не двигаясь с места.
Кейро испытующе посмотрел на него. Некоторое время они сверлили друг друга глазами, потом его названый брат холодно произнес:
— Если ты выбрал себе такую награду…
— Выбрал.
Снова взглянув на женщину, Кейро пожал плечами.
— На вкус и цвет…
Он кивнул, и ружье тут же опустилось.
— Отличная работа, братишка, — добавил Кейро, хлопнув Финна по плечу и выбив из его одежды тучу пыли.