Книга Генезис-2075 читать онлайн

Генезис-2075
Автор: Бернард Беккетт
Жанр: Постапокалипсис
Аннотация:




Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану


Явпяется ли душа чем-то большим, нежели простым гулом составляющих ее элементов?
Дуглас Хофштадтер. Глаз разума

Анакс медленно шла по длинному коридору. Тишину вокруг нарушало лишь доносившееся сверху негромкое шипение воздушного фильтра. В соответствии с новыми правилами свет был пригашен. Анакс помнила дни, когда свет еще горел в полную силу, но никогда о них не упоминала. Считать прошлое более ярким и красочным, чем настоящее, и, более того, говорить об этом вслух — значило совершить одну из грубейших Ошибок.
Анакс дошла до конца коридора и повернула налево. Посмотрела, который час. Они должны были наблюдать за ее приближением. По крайней мере ходили слухи, что в коридорах установлены камеры слежения. Дверь скользнула в сторону, плавно и неслышно, как, собственно, и все остальное в Академии.
— Анаксимандр?
Она кивнула.
Комиссия состояла из трех Экзаменаторов. Все, как в указано правилах. Анакс почувствовала, что у нее словно гора с плеч свалилась. Все подробности, касающиеся экзамена, хранились в секрете, поэтому среди соискателей ходили самые разнообразные слухи. Ее учитель Перикл любил повторять: «Воображение — это незаконнорожденный ребенок времени и неведения». Впрочем, потом всегда добавлял, что не имеет ничего против незаконнорожденных детей.
Анакс любила своего учителя. Она его не подведет. Дверь за ней закрылась.
Экзаменаторы сидели за высоким столом, сделанным из темного полированного дерева.
— Устраивайтесь поудобнее, — сказал один из них, сидевший посередине, самый большой из троих. Таких высоких и широкоплечих Анакс еще никогда не доводилось видеть. По сравнению с ним двое других казались старыми и какими-то ослабевшими, но, несмотря на это, она чувствовала на себе их острые, внимательные взгляды. Сегодня не время строить догадки. Усилием воли Анакс стерла из головы все лишние мысли. Пространство перед столом было совершенно пустым. Анакс знала, что беседу будут записывать.
Экзаменатор: На экзамен отводится пять часов. В том случае, если какой-либо из вопросов покажется вам непонятным, вы имеете право попросить нас уточнить его, однако помните, это будет учитываться при вынесении окончательного решения. Вы меня поняли?
Анаксимандр: Да.
Экзаменатор: Вы хотите спросить нас о чем-нибудьi прежде чем мы приступим?
Анаксимандр: Мне бы хотелось узнать правильные ответы на вопросы.
Экзаменатор: Простите, я не совсем вас понимаю…
Анаксимандр: Я пошутила.
Экзаменатор: Вот как. Ясно.

Зря. Они лишь приняли к сведению, что испытуемая пыталась пошутить. Не более. Анакс подумалось, что ей, возможно, имеет смысл извиниться, но время для этого уже ушло.
Экзаменатор: Анаксимандр, экзамен начинается. Пять часов по выбранной вами теме. «Жизнь и эпоха Адама Форда, 2058–2077 гг.». Адам Форд появился на свет через семь лет после образования Республики Платона. Изложите нам, пожалуйста, политические предпосылки, приведшие к образованию Республики.

Это что, ловушка? Из названия темы понятно, что ее специализация охватывает исключительно период, ограниченный годами жизни Адама Форда. Однако прозвучавший вопрос не встретил возражения со стороны других Экзаменаторов. Конечно, Анакс, как, собственно, и все учащиеся, кое-что знала об истории возникновения Республики, но интересовалась-то совсем другим, и сейчас могла озвучить лишь факты, вызубренные вместе со всеми в классе, известные каждому ученику. Ничего себе начало экзамена! Может, ей следует возразить? Вдруг Экзаменаторы только этого и ждут? Анакс пристально посмотрела на их лица, в надежде разглядеть подсказку, но они ничего не выражали, оставаясь бесстрастными, словно высеченными из камня.

Экзаменатор: Анаксимандр, вам ясен вопрос?
Анаксимандр: Да, конечно. Прощу прошения. Просто я… впрочем, неважно…

Она попыталась стряхнуть с себя волнение. Пять часов. У нее еще куча времени, чтобы показать все свои знания.

Анаксимандр: Все началось в конце тридцатых годов нового тысячелетия. Как и во все остальные эпохи, недостатка в пророках, сулящих скорую гибель мира, не ощущалось. Многие слои общества были напуганы первыми шагами генной инженерии. Основой мировой экономики все еще служила нефть, чудовищный дефицит которой, по всеобщему признанию, уже маячил на горизонте.
Регион, известный в те времена под названием Ближнего Востока, продолжал оставаться очагом политический нестабильности. Соединенные Штаты — из желания быть последовательной, я буду использовать в своем ответе названия описываемой эпохи, — так вот, они ввязались в войну, которую, с точки зрения многих людей, были не в состоянии выиграть, и вели ее с культурой, которую не понимали. Преследуя свои интересы, а именно распространение демократии, Соединенные Штаты сам термин «демократия» понимали весьма своеобразно и узко, поэтому им не удалось добиться сколь бы то ни было значительного успеха.
В то же время, в среде обоих враждующих сторон наметился подъем фундаментализма. Первые инциденты, совершенные западными террористами, произошли в 2032 году на территории Саудовской Аравии. Уже тогда многие восприняли их как первые искры, предвестники мирового пламени, которое уже никогда не удастся погасить. Европу обвинили в утрате моральных ориентиров, а мятежи независимости 2047 года явились еще одним свидетельством упадка светской власти. Усиление Китая на международной арене и действия, которые он называл «активной дипломатией», привели к тому, что многие стали опасаться очередного глобального конфликта. Экономический рост угрожал планетарной окружающей среде. Разнообразие форм жизни невероятно сократилось, а последние противники Модели
Ускоренного Изменения Климата изменили свое мнение после пылевых бурь 2041 года. Одним словом, мир столкнулся с рядом непростых задач глобального масштаба, и к концу пятидесятых годов этого века в обществе доминировали пессимистические настроений и чувство надвигающейся катастрофы. Безусловно, с высоты нынешней эпохи легко рассуждать об ошибках и просчетах того времени. Сейчас нам представляется ясным, что человечеству следовало на самом деле бояться только одного — самого чувства страха. Подлинная опасность, с которой столкнулись в ту эпоху люди, заключалось в упадке духа.

Экзаменатор: Определите понятие «дух».

Тщательно выверенный тон голоса. Подобного эффекта можно добиться при помощи точной настройки даже самого дешевого фильтра, однако а данном случае дело было не в технике, а всего-навсего в искусстве владеть собой.
От внимания Экзаменаторов ничто не ускользало. Любая заминка, любое даже секундное колебание сразу же становилось заметным. Несомненно, окончательное решение выносилось в итоге исходя из количества таких вот пауз. Неожиданно Анакс показалось, что она скучна и не способна произвести хоть какое-то впечатление, В ее ушах по-прежнему звучал голос Перикла: «Им интересно посмотреть, как ты будешь реагировать на сложные вопросы. Не мнись, говори, и к тебе придет понимание. Доверься словам». Тогда ей казалось, все очень просто. Лицо Анакс напряглось. Она стала подбирать слова, отыскивая их словно друзей, затерявшихся в толпе, понимая, что вот-вот — и ее охватит паника.

Анаксимандр: Упомянув это понятие, я имела в виду настроения, преобладавшие в обществе того времени. Сила человеческого духа заключается в способности с интересом и оптимизмом смотреть в непредсказуемое будущее. Это вера в то, что из любого затруднительного положения найдется выход, а все разногласия можно разрешить. Это своего рода смелость. Однако, к сожалению, такое чувство — вещь хрупкая. Его могут поколебать страх и предрассудки. К 2050 году, то есть к моменту, когда разразился конфликт, мир вступил в эпоху предрассудков и страхов.

Экзаменатор: Расскажите нам подробней о предрассудках.

Анаксимандр: Предрассудок есть человеческое стремление рассматривать происходящие в мире события как простую цепочку причин и следствий. Как я уже упоминала, в мире наблюдался подъем фундаментализма, но сейчас я говорю о предрассудках иного рода. Я имею в виду явление, захлестнувшее человечество того времени, — веру в простые причины.
Даже самое элементарное событие спутано в клубок вероятностей и изменений, однако человеческому сознанию чужды такие сложности. Во времена потрясений, когда наступает разочарование в обычных богах, на их место приходит культ заговоров и поиск ведьм. Вот это и случилось тогда. Будучи не в состоянии списать неудачи на случайное стечение событий, не желал смириться со своей ролью простых винтиков огромного механизма, люди стали искать чудовищ среди самих себя.
Чем больше средства массовой информации внушали людям чувство страха, тем меньше люди верили своим ближним. Всякий раз, когда случалось новое несчастье, будь то землетрясение и эпидемия, СМИ придумывали объяснение, что послужило тому причиной, и у каждого такого объяснения имелось конкретное имя и лицо. Люди стали бояться даже соседей. На всех уровнях — личностном, групповом и государственном — они выискивали признаки враждебных намерений и всякий раз неизбежно их находили. Именно в этом и заключалась самая непростая задача, с которой в те времена столкнулось человечество — в поиске ответа на вопрос: «Можно доверять друг другу или нет?» Она оказалась человечеству не под силу. Именно это я имела в виду, говоря об упадке духа.

Экзаменатор: Спасибо за пояснение. Вернитесь теперь, пожалуйста, к событиям того времени. Как была основана Республика?

Как Перикл и говорил, Анакс приободрилась, услышав звук собственного голоса. Именно это столь выгодно отличало ее от других соискателей. Мысли шли вслед за словами. Так, по крайней мере, объяснял учитель. «Каждый из нас обладает неповторимой индивидуальностью, и в этом твой талант». И хотя материал, который она излагала, был старым, не раз повторенным и заученным назубок, Анакс казалось, что она облекает его в оболочку новых слов и с каждым новым слоем к ней все больше возвращается уверенность.

Анаксимандр: Первый выстрел Последней Войны произошел по ошибке. Это случилось 7 августа 2050 года. Японо-китайский союз потратил восемнадцать месяцев, чтобы собрать коалицию надзора за проектом по рассеиванию серы, целью которого было снизить теплоулавливающий эффект атмосферного углерода. Действия коалиции успехом не увенчались по причине отсутствия взаимного доверия, о котором я уже упоминала. США заблокировали проект, приняв его за часть масштабного плана по установлению нового мирового порядка, а Китай, в свою очередь, решил, что Северная Америка намеренно содействует процессу изменения климата с целью обрушить китайскую экономику. События развивались вполне предсказуемо, и Китай решил приступить в реализации проекта в одностороннем порядке. После этого в воздушном пространстве США над Тихим океаном был сбит самолет, задействованный в пробном этапе проекта рассеивания, хотя, как мы знаем, США так и не отказались от своей официальной версии, согласно которой они расстреляли вражеский военный самолет, отправленный на боевое задание.

Экзаменатор: Лучше бы вы исходили из того, что мы ничего не знаем.

Анакс в знак извинения склонила голову. Щеки ее зарделись от стыда и возмущения. Зачем такая грубость? Она ждала, что Экзаменаторы дадут ей знак продолжить, но они не шевелились. При любых других обстоятельствах она бы пожаловалась на их недостойное поведение.

Анаксимандр: Платону удалось реализовать задуманное благодаря его глобальным экономическим интересам. Он нажил начальный капитал на производстве водородной техники и потом пополнил его доходами от продуманных инвестиций в индустрию биоочистки. Принимая во внимание богатство и связи Платона, можно утверждать, что он лучше других понимал, чем закончится набирающий обороты конфликт между двумя сверхдержавами. Будучи человеком предусмотрительным, он начал перебрасывать средства на группу островов, расположенных на самом юге планеты, и носивших название Аотеароа.[1] Говорят, на момент объявления войны семьдесят процентов экономики архипелага уже принадлежали Платону и его деловым партнерам, которые намеревались добиться хорошего технического оснащения островов, сделав их полностью самодостаточными. По мере ухудшения ситуации в мире, промышленнику не составило труда уговорить жителей его новой родины в необходимости создания более действенной и эффективной системы обороны. Строительство Великого Морского Заградительного Вала Республики, который до сих пор считается шедевром инженерной мысли двадцать первого века, закончилось в 2051 году, через одиннадцать месяцев после начала Последней Войны. К тому моменту, когда в конце 2052 года разразилась первая крупномасштабная эпидемия чумы, Республика была уже изолирована от окружающего мира. Платона провозгласили спасителем Аотеароа, а потом, по мере того как новости из внешнего мира становились все мрачнее и ужаснее, его стали называть спасителем всей человеческой расы. К тому моменту, когда в июне 2053 поймали последнее сообщение с материка, в Республике многие искренне полагали, что людям удалось выжить только на островах.
Разумеется, в Республике ожидали наплыва беженцев, и, когда те появились, с ними безжалостно расправились. Приближающиеся самолеты сбивали без всякой попытки установить связь с пилотами, а люди собирались на скалах, чтобы поглазеть на увлекательное зрелище: горящие на горизонте корабли-призраки, снесенные дрейфом на минные поля. С течением времени взрывы стали слышаться все реже. Все реже лазерные пушки обнаруживали приближающиеся к островам цели. Именно тогда люди обратились к Платону и попросили повести их вперед, к лучшему будущему.

Экзаменатор: Вы очень неплохо изложили нам историю случившегося. Так было положено начало Республике, в которой родился Адам Форд, являющийся объектом вашего особого интереса. Прежде чем мы начнем разговор о его в высшей степени удивительной жизни, не могли бы вы нам вкратце изложить принципы устройства Республики Платона.

Анаксимандр: Историки утверждают, что главный принцип этого государства выражен в его девизе «Вперед навстречу прошлому». Платон, или же лучше сказать, советники Платона, поскольку большинство считает главным созидателем общественного строя Елену, оказались сторонниками особого вида консерватизма. Платон объявил людям, что причиной Краха послужил отход человека от его естественного состояния. Человечество, не задумываясь, с готовностью шло на перемены, забывая о самом главном научном законе — любое изменение ведет к упадку. Вождь объявил жителям Республики, что они могут обрести славу великих цивилизаций только при условии создания общества, основывающегося на порядке и стабильности. Платон объявил о пяти основных угрозах, из-за которых система может оказаться в опасности. Ими оказались Нечистая Кровь, Нечистые Мысли, Личностные Привилегии, Торговля, Угроза Внешнего Мира. Меры, которые предлагал Платон, казались радикальными, но люди были напуганы до смерти и судорожно хватались за все его посулы. «Государство вас спасло, — объявил Платон. — Теперь настал ваш черед спасти государство». Людей в зависимости от генома разделили на четыре сословия: Рабочих, Солдат, Техников и Философов. Детей, чье происхождение с момента появления на свет становилось тайной, после рождения немедленно разлучали с родителями. По прошествии года дети проходили проверку, после чего определялись в то или иное сословие или же уничтожались. Все выжившие получали жесткое воспитание, сочетавшее в себе теоретические занятия с физическими тренировками. Математика и генетика были столь же обязательны для изучения, как занятия борьбой и гимнастикой. Летом дети ходили нагими, поскольку считалось, что это ослабляет тягу к проявлению индивидуальности.
Лучшие атлеты, вопреки показаниям генома, могли попасть из Рабочего сословия в Солдаты, и точно так же лучших мыслителей могли перевести в сословие Техников, но не выше. Класс Философов оставался уделом лишь немногих счастливчиков.
Мужчины и женщины жили раздельно. Они ели и спали в рабочих коммунах. Романтические отношения не попали под запрет, поэтому парам после получения разрешения от Министерства Генетических Изменений предлагалось вступать в брак. Однако, даже поженившись, они продолжали жить среди своего пола, отрабатывая то время, которое им разрешалось проводить вместе. Думаю, если не вдаваться в дальнейшие детали, этим и ограничивались основные аспекты жизни раннереспубликанского общества.

Анакс понимала, что экзаменаторы никоим образом не выразят ни удовольствия, ни осуждения от ее ответов, однако, не в силах сдержать себя, подняла на них взгляд, напомнив со стороны ребенка, который только начал ходить в школу и взирает на учителя, если не в поисках ободрения, так хотя бы признания.
Однако это была не школа. Академия.

Экзаменатор: Кто твой учитель, Анаксимандр?
Анаксимандр: Перикл. В основном он. Конечно, мне помогали в школе, и много исследовательской работы я проделала самостоятельно, однако… Экзаменатор: Перикл.

Экзаменатор произнес имя учителя так, словно оно имело над ним некую особую власть. Анакс не знала, к добру это или к худу. Она ждала следующего вопроса, в надежде, что скоро они перейдут к разговору о великой эпохе и жизни Адама Форда — теме, в которой она чувствовала себя наиболее уверенно.

Экзаменатор: Скажите, на ваш взгляд, Платону удалось добиться поставленных им целей?
Анаксимандр: Все зависит от того, что именно понимать под целями. Если говорить о достижении личной власти и высокого положения в обществе, что вполне можно считать объективной оценкой побуждавших его стимулов, то тогда я бы ответила утвердительно — за время своей жизни он добился существенного влияния. Если же вы меня спрашиваете, удалось ли ему создать идеальное государство, в котором человек и общество в целом могли наилучшим образом реализовывать свой потенциал, на это мне ответить сложнее. Думаю, истории было бы гораздо проще судить о Платоне, если бы на свет не появился Адам Форд.

Стоило Анакс произнести это имя, как ей тотчас же стало легче. Вот уже три долгих года она не могла о нем забыть. Он ушел из жизни задолго до того, как Анакс появилась на свет, но она знала его не хуже самой себя. Просмотрела кучу стенограмм и записей, но, что еще важнее, у нее, по словам Перикла, было на Адама чутье. Если она сейчас не сможет произвести на Экзаменаторов впечатление, значит, ей это и вовсе не под силу. После чего… Впрочем, ладно, об этом лучше не думать. Она обещала Периклу, что не будет об этом думать.

Экзаменатор: Да, Адам.

Анакс еще ни разу не встречала того, кому удалось бы произнести имя Форда, не сделав при этом паузу, не задумавшись о той роли, которую этот человек сыграл в истории. Новые мыслители рассматривали проблему значения его личности с некоторым скепсисом. «В спичке, от которой занимается пламя, нет ничего особенного, — звучал их девиз, — за исключением того, что это спичка, от которой занимается пламя».
Но даже они всегда ненадолго умолкали, как и все остальные.

Экзаменатор: Анаксимандр, для начала я хотел бы услышать биографию Адама. Кто были его родители? Как прошли первые годы его жизни? Каждый знает о дежурстве. Эту историю слово в слово сумеет рассказать нам и школьник, но жизнь Адама началась не в ту ночь. Расскажите нам, как, с вашей точки зрения, он к этому пришел.
Анаксимандр: Адам родился в 2058 году. Первый год своей жизни провел в яслях Тана. Согласно легенде, его матери каким-то образом удалось пометить малыша. Потом она сама передала его в ясли, чтобы лично приглядывать за ним. Однако наверняка подобные догадки не соответствуют действительности. И снова мы обращаемся к мифу о причинной связи. Тех, кто хочет понять, что сделало Адама тем, кем он стал, ответ «все и значит ничего», вряд ли может устроить. Мы точно знаем, что Адам родился на свет в классе Философов. В конце первого года жизни в ходе обычного физиологического осмотра и расшифровки генома его статус получил подтверждение, но вместе с тем в деле появилась отметка с предупреждением. По крайней мере два генетических маркера указывали на возможную непредсказуемость его поведения. На самом деле, в легендарном меморандуме Кларка предлагалось рассмотреть вопрос о ликвидации Адама. В обычных обстоятельствах через два месяца полагалось сделать повторные анализы, однако в 2059 году возникла угроза второй эпидемии чумы, и, когда Кларк умер, все принадлежащие ему вещи были уничтожены, а приказ о проведении повторных анализов остался невыполненным. К тому моменту, когда ошибку обнаружили, Адам сдал первый экзамен по вербализации, поэтому вопрос о ликвидации уже не поднимался. В связи с путаницей, неотступно окружавшей дело Форда, то предупреждение осталось незамеченным, поэтому сведения о нем так и не попали в учебные заведения.
Экзаменатор: Значит, он легко влился в класс Философов?
Анаксимандр: Да. Согласно записям, он был лучшим учеником, который сразу же произвел сильное впечатление на преподавателей, особенно своими успехами в математике и логике. Кроме того, он был превосходным борцом и в возрасте тринадцати лет представлял свой город в ежегодном соревновании. Именно здесь мы впервые можем отметить проявление индивидуальности, которая неизбежно привела его к великой роли в нашей истории. На соревнованиях он познакомился с девушкой по имени Ребекка, также принимавшей участие в состязаниях. Адам и Ребекка решили, что должны стать друзьями. Они жили в разных городах и даже на разных островах, но это нисколько их не напугало. В последний вечер турнира Адам спрятался среди багажа команды Ребекки. Он уехал на семьсот километров к югу от района постоянной приписки и целых три дня оставался незамеченным, пока, наконец, его не обнаружила повариха на продовольственном складе коммуны.
Адам вернулся домой с черной отметкой в деле. Можно сказать, начало было положено. Он вел себя задиристо, вспыльчиво, не обращал внимания на порицания и предпочитал проводить время в женском обществе.
Обычно в подобных случаях нарушителя ждал немедленный перевод в сословие Рабочих, однако учительница специально попросила за Адама, указав, что у юноши большие способности, и подробно их описала. В качестве компромисса его перевели в элитную военную академию Стражей Республики. Можно сказать, это решение переменило ход истории.
Экзаменатор: Можно. Если бы мы верили в существование простой причинно-следственной связи.

И снова Анакс вспыхнула, осознав, сколь элементарную ошибку допустила. В школе говорили, что соискателю разрешалось сделать лишь две подобные ошибки. Впрочем, слухи об Академии ходили самые разные. Анакс напомнила себе, что не должна тратить время на пустые домыслы. Просто она слишком увлеклась рассказом, а ведь Перикл предупреждал ее об этом. Надо умерить свой пыл.

Анаксимандр: А мы в нее, разумеется, не верим. Прошу прощения.
Ни один из Экзаменаторов никак не отреагировал на ее извинение. Анакс стало интересно, а можно ли добиться от них хоть какой-нибудь реакции. Неужели они и дома ведут себя точно так же?

Экзаменатор: Изложите нам обстоятельства ареста Адама.
Анаксимандр: К тому моменту ему уже исполнилось семнадцать лет. Шел 2075 год. Он с отличием закончил военную академию. Кстати, там Форду пригодилась его выносливость и любовь к физическим тренировкам. Вы просили меня перейти к обстоятельствам ареста, поэтому я лишь вкратце замечу, что за время обучения он заработал четыре отметки в деле о неблагонадежности и поэтому получил назначение на сторожевую башню южного побережья северного острова. К тому моменту известия об обнаружении кораблей-призраков поступали крайне редко, а угрозу высадки беженцев уже никто не считал реальной. В то время Стражи стремились на север, где незадолго до этого был замечен новый тип воздушных судов. Дозорные три раза сообщали о странных, напоминающих аэростаты объектах, появлявшихся в воздухе невысоко над линией горизонта на западе. Ни один из этих случаев не получил официального подтверждения, средства массовой информации Республики находились под жестким контролем, но, тем не менее, слухи по стране разлетались быстро. В качестве мер предосторожности лучших солдат перебросили на север, усилив при этом боевую подготовку штурмовиков с использованием лазерных пушек. В то же время таких, как Адам, то есть тех, кто только закончил академию и имел подмоченную репутацию, посылали на сторожевые башни, которыми было усыпано южное побережье. До инцидента Адам успел прослужить семь месяцев. На суде он показал, что ему было смертельно скучно, и, скорее всего, не преувеличивал. Дозорные работали в парах. Все их обязанности были четко расписаны. За ними велось постоянное наблюдение. Каждая сторожевая башня представляла собой маленькую кабину, расположенную на высоком металлическом каркасе, окруженную забором под напряжением. Попасть в нее можно было только по единственной лестнице. Помещения были маленькими, и двум дозорным в них едва хватало места, чтобы развернуться. Задача солдат сводилась к наблюдению за Великим Морским Заградительным Валом — огромной арматурной сетью, расположенной на расстоянии пятидесяти метров от границы отлива. Он вздымался над океаном на высоту тридцати метров. Поверху его опутывала колючая проволока, а внизу плавали мины. В случае обнаружения любого объекта, приближающегося к охранному периметру из внешнего мира, обязанности дозорных были весьма недвусмысленными.
В том случае, если рядом с Валом оказывалось судно крупных размеров, что случалось крайне редко, поскольку с подобными целями расправлялись управлявшиеся со спутников мины внешнего рубежа обороны, дозорные поднимали тревогу. Через пять минут по объекту наносили удар вертолеты, оборудованные лазерными пушками, уничтожавшие и судно, и болезнь, которую оно, возможно, несло на своем борту.
Что же касается более мелких суденышек с двумя-тремя истощенными беженцами на борту, которые время от времени прибивало к острову, то в случае их обнаружения инструкция предъявляла к стражам иные требования. Они должны были уведомить станцию наблюдения, после чего один из них спускался по лестнице и направлялся по тропинке к огневой точке, небольшой лазерной пушке. Он вводил код активации, случайный набор цифр, который солдат заучивал каждое утро, после чего кораблик-нарушитель уничтожался. Второй дозорный оставался на месте и держал под прицелом своего напарника. Инструкция не оставляла места для компромисса. В том случае, если стрелок у пушки выказывал хотя бы малейшие признаки колебания, солдат на башне был обязан немедленно его застрелить. В таких случаях ни суд, ни расследование не проводились. Военные хорошо знали, что именно так нередко заканчивались ссоры между дозорными, поэтому отношения с напарниками портили только дураки. Экзаменатор: Расскажите нам о взаимоотношениях между Адамом и его напарником.
Анаксимандр: За дозорными велось постоянное наблюдение, а все их разговоры записывались. Благодаря этому мы можем составить представление о динамике взаимоотношений между Адамом и его напарником Джозефом. Считаю нужным добавить, что стражи за время дежурства должны были выполнять ряд задач, которые перед ними ставил компьютер, для повышения концентрации и усиления внимательности. Например, они корректировали изображение, которое намеренно искажалось компьютером, или же запоминали, повторяли и выполняли сгенерированные программой инструкции и указания. Я рассказала это для того, чтобы с вашего позволения воспроизвести диалог, состоявшийся между Джозефом и Адамом за день до изначального инцидента.
Экзаменатор: В том случае, если вы считаете, что это поможет вам ответить на вопрос.

Анакс на мгновение замолчала. Перикл убеждал ее, что это хорошая идея. Заучить отрывок не составило труда, но многие справочники, посвященные экзамену, советовали
не тратить на это время. Может быть, Экзаменатор только что пытался ее предостеречь? Нет, лучше она последует совету учителя. Он должен ею гордиться, она уж постарается его не подвести.

Анаксимандр: Этот диалог был записан в 18:40, через два часа после начала двухсуточной вахты.

Джозеф: Ты что-нибудь видишь?
Адам: Ага.
Джозеф: И что?
Адам [громким голосом]: Корабль, огромный корабль! Он больше горы и движется к Валу. Смотри, смотри, он отрывается от воды… Господи, да он может летать. На нас надвигается летучий корабль, у него пушки, они нацелены прямо на нас! Господи, пощади нас, сейчас мы все погибнем!..
Джозеф: Да ладно тебе, я просто так спросил. Ты ведь знаешь, что наши разговоры записываются, так?
Адам: Да их никто не слушает.
Джозеф Откуда ты знаешь?
Aдam: Неужели ты думаешь, что если бы они нас слушали, то и дальше продолжали бы сидеть и молчать после того бреда, что я только что наговорил?
Джозеф: Ты выпендриваешься.
Адам: Знаю.
Джозеф. Теперь ты должен нажать желтую, а потом оранжевую.
Адам: Ага, я жму.
Джозеф: Ну, давай же, а то потом не запомним.
Адам: Оранжевая, потом синяя, потом голубая, а теперь… погоди. Еще две оранжевые. Думаю, я справлюсь.
Джозеф [взволнованно]: Давай же, нажимай.
Адам: Сам нажимай.
Джозеф: Мне нельзя, это твои кнопки.
Адам: А кто узнает?
Джозеф: Я.
Адам: Ну, давай.
Джозеф. Я не помню.
[Слышится гудете зуммера. ]
Джозеф: Это десятисекундное предупреждение! Адам, так нечестно! Нас обоих накажут. Ты знаешь правила.
Адам: Никто нас не накажет.
Джозеф. Жми на кнопки.
Адам: Ладно, ладно, [Медленно, поддразнивая. ] Вот, нажимаю. Желтая, оранжевая, синяя, зеленая, оранжевая оранжевая, зеленая, желтая… Некая потом вша, красная или зеленая? Не помнит?
Джозеф: Я тебя сейчас пристрелю. Клянусь.
Адам: Красная.
[Гудение зуммера прекращается. ]
Адам: Видишь? Совершенно не о чем волноваться.
Джозеф: Почему ты все время так себя ведешь?
Адам: Мне скучно. Это помогает оставаться начеку.
[Долгое молчание. Слышно, как пальцы барабанят по клавиатуре. ]
Джозеф: Думаешь, там еще остались живые?
Адам: Сколько ты здесь служишь?
Джозеф: Пять лет.
Адам: И сколько кораблей потопил?
Джозеф: Три или четыре. Но они все были дрейфующими. Я имею в виду… ну. понимаешь…
Адам: Говорят, недавно на севере видели новые воздушные корабли.
Джозеф: Думаю, это просто байки.
Адам: Да все вокруг сплошные байки.
Джозеф: На самом деле, если подумать… Сколько времени прошло с эпидемии чумы? Те, кто выжил, наверняка получили на нее иммунитет. Так? Они могли уже отстроиться. Вполне логично.
Адам: Или эти выжившие мучились дольше других.
Джозеф: Знаешь, последние, что я видел, уже не показались мне такими уж слабыми и больными.
Адам: Ты в курсе, что наш разговор записывается?
Джозеф [обеспокоено]: Ты же сказал, что нас все равно никто не слушает.
Адам: Вплоть до того момента, пока не произойдет что-нибудь необычное.
Джозеф: Например?
Адам: Я могу сойти с ума и застрелить тебя.
Джозеф: Тогда мне наплевать, слушают нас или нет.
Адам: Ну, значит, и беспокоиться не о чем.
Джозеф: Ну, как ты думаешь? Они отстраиваются?
Адам: Ты когда-нибудь задумывался над тем, почему люди, по которым нам приказано стрелять, никогда не открывают ответный огонь? Я полагаю, что война и чума отбросали остальное человечество на тысячи лет назад, а новый тип воздушных кораблей, который засекли на севере — обычные воздушные шары. Все остальное они просто разучились делать.
Джозеф: Знаешь чего мне сейчас хочется?
Адам: Чего?
Джозеф: Кока-колы.
Адам: Як ней спокойно отношусь.
Джозеф: Да как же так? Ты ведь, наверное, ее пил. На церемониях. Не сомневаюсь, что ты ее пробовал.
Адам: Напиток как напиток.
Джозеф: Ты знаешь, они чуть было не потеряли рецепт. Спохватились в самый последний час, перед тем как оборвалась связь, Каждый думал, что состав и так всем известен.
Адам: Ты больно доверчив. Это же просто напиток.
Джозеф. Это не просто напиток. А тебе чего сейчас хочется?
Адам: Женщину.
Джозеф: Женщину?
Адам: Прямо здесь и прямо сейчас Ты мог бы посмотреть. Ты часто с женой видишься?
Джозеф: Ты сам знаешь, нам нельзя об этом разговаривать.
А дам: Нам, Джозеф, много чего нельзя. Но знаешь что? Я провел с женщинами куда больше времена, чем ты, а ведь я даже не женат.
Джозеф Ты просто хвастаешься.
Адам: Да, точно, Джозеф. Хвастаюсь.
На этом фрагмент восстановленной записи обрывается.

Экзаменатор: И о чем. на ваш взгляд, свидетельствует данный фрагмент?
Анаксимандр: Он позволяет нам сделать определенные выводы о характере Адама Форда.
Экзаменатор: О чем-то, заслуживающем восхищения?
Анаксимандр: О чем-то, крайне важном.
Экзаменатор: Почему вы считаете, что прозвучавший диалог не просто пустопорожняя болтовня двух скучающих мужчин, желающих убить время?
Анаксимандр: Он раскрывает личность Адама.
Экзаменатор: Поясните.
Анаксимандр: Адам — младший караульный. Джозеф на пять лет его старше, у него несравненно более богатый опыт, и несмотря на это после прослушивания их диалога может сложиться впечатление, что ситуация в корне противоположная. Думаю, Адам в любой ситуации пытается взять верх. Эту деталь важно отметить, поскольку она играет существенную роль в понимании всего того, что случилось дальше.
Экзаменатор: Расскажите нам о последующих событиях.
Анаксимандр: На следующий день предстояло вести наблюдение за океаном. Джозеф и Адам заступили на дежурство в 15:30. Стояла теплая и ясная погода, практически полный штиль. Башня располагалась на обрыве, с которого открывался вид на южный остров, отделенный от дозорных проливом. Зона, вверенная их наблюдению, протянулась на десять морских миль. В такой день они могли невооруженным глазом увидеть соседнюю сторожевую вышку, находившуюся на севере от них. Согласно журналу, на вахте стоял Джозеф, а Форд занимался проверкой оборудования. Несмотря на это лодку первым заметил именно он.

Адам: Ну вот, хоть какая-то перемена.
Джозеф: О чем это ты?
Адам: Посмотри чуть правее, партнерушка. Видишь?
Джозеф: Чего?
Адам: Слушай, у тебя, перед тем как сюда направить, зрение проверяли?
Джозеф: Все у ливня в порядке со зрением.
Адам: Тогда, наверное, с головой проблемы.
Джозеф: Ладно, ладно теперь вижу. [Громким голосом. ] Вон она!
Адам: Ладно, успокойся.
Джозеф: Поднимай тревогу.
Адам: Она совсем крошечная.
Джозеф; Не уверен.
Адам: Посмотри на экран, идиот.
Джозеф: Видишь, что у меня в руках? Знаешь, что в магазине — настоящие патроны?
Адам: А ты знаешь, что попытка угрожать своему товарищу-солдату является предательством?
Джозеф: Меня простят.
Адам: Слушай, она маленькая. Если там будет больше двух-трех человек, считай, тебе повезло. Повезло, что ты не потратил свои патроны на меня.
Джозеф: Сейчас твоя очередь. Вот, смотри, расписание нарядов.
Адам: А так даже и лучше.
Мужчины переводили взгляды с наблюдательного экрана на картину, разворачивавшуюся перед ними, и обратно. Изображение стало более четким. Лодка и в самом деле оказалась крошечной — в точности такой, какой показал сканер. На связь вышла ближайшая сторожевая башня к югу от них.
Ст. б.: Ребята, вы ее видите?
Джозеф: Конечно, Рут, она наша.
Ст. б.: Ну так действуйте.
Адам: Она всего одна.
Джозеф: Не факт. Может, там еще и другие прячутся.
Адам: Ты хоть раз слышал, чтобы они прятались?
Джозеф: Всякое может быть. О чем я и толкую. Ты готов? Тогда давай иди. А я за тобой пригляжу.
Адам: Погоди секунду.
Джозеф: Тебе надо идти.
Адам; Я просто хочу посмотреть, с чем мне предстоит иметь дело.
Джозеф: Если я замечу что-нибудь необычное, то дам знать.
Адам: